Вторник, 20.11.2018, 23:41
МЕДВЕДЕВУ.РУ
Обращения Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Рубрики
  • Обращения
  • Новости
  • В России и в мире
  • Информация о сайте
  • Форум
  • Группа "ВКонтакте"
  • Связь с администрацией
  • К сведению
  • Письмо не опубликовано?
  • Осторожно: "эксперты"!
  • Опрос
    Самая проблемная сфера в России, по-Вашему:
    Всего ответов: 2625
    Сообщество
    Из форума
    Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
    Календарь
    Объявления
    Статистика

    Онлайн всего: 5
    Гостей: 4
    Пользователей: 1
    xlsergei
    Карта посещений
    Locations of visitors to this page
     
    Главная » 2013 » Февраль » 2 » Открытое письмо-обращение
    Открытое письмо-обращение
    01:38
    Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
    Я являюсь матерью Русанова С.В., который был назаконно осужден приговором Балашовского районного суда Саратовской области 24 мая 2010 года за преступления связанные с незаконным оборотом наркотиков (ч.3 ст.30, ч.1 ст.228-1 и ч.2 ст. 228 УК РФ), которые он не совершал.
    Я всю жинь воспитывала сына честным, порядочным человеком. Прививала ему любовь к Родине, была уверена в том, что и Родина в случае чего встанет на защиту нашей семьи. После окончания службы он работал и воспитывал малолетнего ребенка. Я была уверена, что теперь в нашей семье все будет хорошо.
    Но в один из дней все в нашей жизни перевернулось. На дороге г. Балашов у моего сына произошел бытовой конфликт с сотрудником Балашовского ФСКН Грековым (в последствии уволенным из органов), который в ходе конфликта заявил моему сыну, что он его посадит, и как видите сдержал свое слово. Тем более это не сложно, так как руководители местной прокуратуры и ФСКН являются родственниками (через своих жен).
    Я не придала значения, рассказу сына об этом конфликте, но была не права, вскоре после этого события в отношении сына было возбуждено уголовное дело.
    Я верила (наивная) в то, что у нас есть независимый суд, который соблюдает закон и который сможет разобраться в сути возникновения этого уголовного дела. Верила в то, что суд будет безусловно руководствоваться нормами Конституции РФ: статьей 2 Конституции РФ: "признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства" и, соответственно, системы уголовной юстиции, частью 4 ст. 15 Конституции РФ определяющей, что общепризнанные принципы и нормы международного права являются составной частью ее правовой ситемы, частью 1 статьи 17 Конституции РФ признающей и гарантирующей в Российской Федерации права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией, частью 1 статьи 19 Конституции РФ гарантирующей равенство всех перед законом и судом.
    Но Балашовский районный суд не только игнорировал Основной закон РФ, но даже нормы Уголовно-процессуального закона установившего базовые принципы уголовного судопроизводства: принцип законности (ст. 3 УК РФ), принцип равенства граждан перед законом (ст. 4 УК РФ) , принцип вины (ст. 5 УК РФ) предусматривающий, что "лицо подлежит уголовной ответственности только за те общественно опасные действия (бездействие) и наступившие общественно опасные последствия, в отношении которых установлена его вина",принцип справедливости (ст. 6 УК РФ), принцип гуманизма (ст. 7 УК РФ).
    Однако ни одной из вышеуказанных норм суд при рассмотрении данного дела не руководствовался.
    Даже из текста приговора видно, что осуждая моего сына к мере наказания связанной с лишением свободы суд не смог сказать о нем ничего плохого. Наоборот, из вышепречиленного видно, что мой сын исключительно положительный и социально активный человек.
    При этом когда Родине потребовалась его помощь он честно отдал ей свой воинский долг, хотя знал, что служить ему придется в Чеченской Республике во время проведения там контртерростической операции (а по сути боевых действий), но не стал прятаться от призыва на военную службу и честно, с риском для жизни прослужил в горячей точке.
    Теперь же когда он попал в беду, Родина (в лице Балашовского районного суда), даже если допустить виновность моего сына в инкриминируемых ему преступлениях, не увидела оснований для применения к нему положений статей 64 и 73 УК РФ. При вынесении приговора Русанову С.В. суд установил «отсутствие обстоятельств отягчающих наказание» (ст.63 УК РФ), при этом судом была установлена целая совокупность смягчающих вину обстоятельств, как прямо указанных в законе (ст. 61 УК РФ), так и отнесенных судом к смягчающим вину обстоятельствам в порядке ч.2 ст.61 УК РФ, а именно: явка с повинной (п. «и» ст.61 УК РФ); наличие на иждевении малолетнего ребенка (п. «г» ст. 61 УК РФ ); данные положительно характеризующие личность; молодой возраст; состояние его здоровья и состояние здоровья его родственников; участие в боевых действиях.
    Спрашивается к кому же их тогда применять как не к защитникам Родины, который и после службы в рядах Вооруженных Сил РФ оставался исключительно положительным человеком.
    Во время рассмотрения дела в суде первой инстанции мой сын Русанов С.В. привел доказательства своей невиновности в инкрименируемых ему эпизодах сбыта наркотических средств.
    В качестве доказательства непричастности Русанова С.В. к сбыту накротических средств 03.06.2009 года был представлен график дежурства диспетчерской службы с места его работы, где в этот день он находился на круглосуточном дежурстве. По эпизоду 15. 06 2009 года была представлена копия железнодорожного билета № ОР 201 23449 на 16.06.2009, где указано отправление поезда Балашов-Саратов в 00 часов 30 мин. 16.06.2009 года. Все это доказывает, что в инкрименируемое ему для сбыта время он отвозил отца на вокзал и не мог совершить преступление.
    В доказательство невиновности Русанова С.В. в совершении преступления в судебном заседании были допрошены свидетели Коровин Р.П. и Фаданов Р.Э., а также я .
    Однако суд в приговоре об этих доказательствах не указал ни слова и в нарушении требований п.2 ч.1 ст. 307 УПК РФ не привел в описательно-мотивировочной части приговора мотивов, по которым отверг эти доказательства.
    Это всего лишь один из фактов вопиющего попрания закона при рассмотрении дела, который наглядно доказывает обвинительный уклон суда при вынесении приговора.
    Можно было бы понять если бы суд в приговоре дал оценку вышеизложденным письменным доказательствам и показаниям свидетелей, но ведь он просто проигнорировал, будто этого и не было в судебном заседании, написав приговор таким образом чтобы у вышестоящих инстанций не возникло сомнений в виновности моего сына.
    Об этих и иных фактах грубого нарушения норм материального и процессуального права ( участие одних и тех же понятых при проверочных закупках в течении месяца; неспособность понятых присутствовавших при осмотре машины вспомнить какие вещи и предметы в ней находились и т.д.) при расследовании и рассмотрения мой адвокат Пашкина А.Г. подробно писала в своей жалобе в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ, а в ответ мы получили ответ состоящий из общих фраз о законности и обоснованности вынесенного судом приговора. При этом ответ на жалобу Пашкиной в Судебную коллегию по уголовным делам Верховного Суда РФ был дан в течении трех дней с даты поступления туда жалобы. Текст жалобы адвоката был на 12 листах, таким образом можно предположить ( с учетом срока ее рассмотрения ) , что жалобу практически не читали, не говоря о том, чтобы рассмотреть;
    Также в ходе предварительно следствия как в ходе судебного заседания, что наглядно видно из текста приговора, остались невыясненными и не получили надлежащей оценки в приговоре следующие важные обстоятельства:
    имеющиеся в деле материалы о прослушивании переговоров - это монтаж, о чем мой сын заявил в ходе судебного заседания, однако заявленное мной ходатайство о проведении соотвествующей экспертизы суд отклонил, однако в приговоре об этом не указал. Государственный обвинитель ссылался на ведение переговоров моим сыном якобы с покупателями, но распечаток переговоров в деле нет, так как это все подстроено;
    убеждена, что мотивом возбуждения уголовного дела все-таки стало реализация обещания бывшего сотудника УФСКН Грекова И.М., и организованная им провокация ( он спровоцировал моего сына на драку, и в открытую обещал посадить его в тюрьму). Доказательством этого является то, что о возбуждении уголовного дела в отношении в отношении моего сына я узнала от отца Грекова ( мы работаюем вместе), хотя откуда он, и уже не проходящий службу в ФСКН его сын могли об этом знать; ни одно из трех постановлений на проведение ОРД в отношении Русанова С.В руководством ФСКН Саратовской области утверждено не было, т. к. выносились они в день их проведения, а доехать от Балашова до Саратова и вернуться с утвержденным постановлением о проведении ОРД физически не возможно в силу расстояния между этими городами; судом в приговоре проигнорированы показания Русанова С.В. о том, что Иванова (закупщица и бывшая его сожительница), просила прощения у него и говорила, что ее заставили сотрудники УФСКН оклеветать Русанова С.В., угрожая тем, что против нее самой они возбудят уголовное дело поскольку сама она наркозависима; в отношении сотрудника УФСКН Колосова, участвовашего в проведении оперативных действий по моему делу, было возбуждено уголовное дело связанное с оборотом наркотических средств, он был осужден к реальному сроку наказания и сидит в одной тюрьме вместе со мной.
    Я бы не обращалась к Вам, но уже отчаялась добиться чего-либо от нашей судебной системы.
    Каждая из судебных инстанций куда я (и мои адвокаты) обращались (включая и Верховный Суд РФ) отвечают на все вышеуказанные доводы отписками типа « все правильно и законно» и не дают оценку фактам изложенным в жалобах и имеющихся в материалах уголовного дела.
    В своей человеческой боли я, к сожалению, далеко не одинока. Факты незаконного осуждения по делам связанным с оборотом наркотиков случаются очень часто. Приведу пример содержащийся в стаье опубликованной в «Адвокатской газете» в статье «Достаточно двух таблеток» (Опубликовано в НОВОЙ АДВОКАТСКОЙ ГАЗЕТЕ №3 за 2011 г.).

    Олег Москвин
    www.antisud.com

    "Не успели милицию переодеть в полицейское, а в верхах уже новые планы – либерализацияуголовного наказания. В переработке 68 статей УК. Юридическое сообщество снова бурлит.
    Министр юстиции Коновалов разъяснил, что речь идет о «наиболее ходовых» статьях – о преступлениях против личности и против имущества. А неделей раньше его коллега, директор Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) Иванов на пресс-конференции выдал иное определение "ходовых преступлений": "Суды завалены делами о наркотиках. В Москве это каждое четвертое дело. В Санкт-Петербурге – каждое второе".
    Своим заявлением Иванов подтвердил неофициальный статус наркостатей – их давно окрестили "народными". 40-тысячная армия полицейских госнаркоконтроля сбилась с ног, выполняя постоянно увеличивающийся план по человеко-посадкам. В спину им дышат конкуренты из смежных контор с собственными разнарядками: наркоподразделения МВД и экономическая безопасность ФСБ. Снизить накал лихорадки – значит поставить под сомнение целесообразность существования влиятельных, финансово ёмких и нужных структур. В следственных изоляторах теперь не просто найти традиционных разбойничков – тех, кто орудует против личности или имущества. В каждой камере сплошь "наркобароны".

    Велика Россия, но где взять столько наркоторговцев?
    Интернет пестрит описаниями: менты отстреливают сограждан, бойцы наркоконтроля мрут от передоза вещдоками, вокруг судов расплодились "юридические бюро", решающие вопросы с узко конкретным судьей.
    Не секрет, что в оперских сейфах полно неучтенки – оружия и наркотиков. Как следствие, в наш лексикон прочно вошло слово "подброс". Вчера подбрасывали патроны. Сегодня вне конкуренции наркотические вещества – чудодейственный инструмент улучшения статистических показателей, вымогательства мзды, или просто сведения счетов.
    Механизм постановочных дел неказист: "карманные" понятые, "закупщики", всегда готовые подтвердить что угодно, файлы-заготовки свидетельских показаний (те же понятые плюс "независимые" опера). Заканчивается отработанная схема вручением флешки судье. Несколько нажатий на клавиши – и очередной клон приговора готов.»

    К сожалению, все описанное в этой статье сответствует действительности. Теперь я несомненно знаю, что в сфере связанной с борьбой с оборотом наркотиков надо что-то менять, так как совершенно очевидно, и не мне одной , что борьба с наркоманией ведется далеко не всегда чистыми руками и законными методами, невиновный человек практически неможет доказать свою невиновность. Проверьте сколько оправдательных приговоров по стране вынести суды рассматривая дела связанные с оборотом наркотиков — единицы. Практически любой гражданин в отношении которого возбуждено дело связанное с оборотом наркотических средств обречен на тюремный срок. Несомнено, что таким способом, который был применен в деле моего сына, покончить с этим злом невозможно, но можно вырастить людей не верящих в справедливость и закон, а это гороздо опаснее, чем «хорошая» статистика ФСКН о достигнутых им результатах.

    С учетом всего изложенного, прошу Вас дать поручение внимательно разобраться с делом моего сына. Не предвзято, с точки зрения только закона и справедливости оценить наши доводы о несправедливости вынесенного приговора.


    С уважением, Татьяна


    Просмотров: 1944 | Добавил: vtldtlm | Рейтинг: 0.0/0 | |



    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    МЕДВЕДЕВУ.РУ © 2018
    Форма входа
    Логин:
    Пароль:
    Поиск
    Архив писем