Суббота, 16.10.2021, 18:18
МЕДВЕДЕВУ.РУ
Обращения Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Рубрики
  • Обращения
  • Новости
  • В России и в мире
  • Информация о сайте
  • Форум
  • Группа "ВКонтакте"
  • Связь с администрацией
  • К сведению
  • Письмо не опубликовано?
  • Осторожно: "эксперты"!


  • Опрос
    Самая проблемная сфера в России, по-Вашему:
    Всего ответов: 2684
    Сообщество
    Архив писем
    Из форума
  • Нарушение прав работников предпенсионного возраста в ЦКБ (0)

  • А как можно написать Д.А.Медведеву (0)

  • Круглый стол с академиками (1869)

  • Генератор Тарасенко (73)

  • Глобальное изменение климата (30)

  • Календарь
    Объявления


    Статистика

    Онлайн всего: 6
    Гостей: 3
    Пользователей: 3
    rosaliebk69, ChapligaSoump, merlehl16
    Карта посещений
    Locations of visitors to this page
     
    Главная » 2011 » Ноябрь » 6 » О расследовании уголовного дела
    О расследовании уголовного дела
    16:31
       Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
       Обращаюсь к Вам подполковник запаса Шуваев Виталий Иванович.
       Я прошу Вашей помощи и защиты от произвола сотрудников прокуратуры Биробиджанского гарнизона и военного следственного отдела по Биробиджанскому гарнизону, а также их начальников.
       А произошло следующее: 07 февраля 2010 года на участке отделения (пограничной заставы) в Еврейской автономной области ушел нарушитель границы из РФ в КНР. По просьбе погранпредставителя РФ пограничной службой КНР нарушителя разыскали и было установлено, что это житель села КНР, крестьянин, который живет на сопредельной территории и все данные о нем известны.
       12 марта 2010 года в отношении моего сына капитана Шуваева Олега Витальевича, исполняющего обязанности начальника отделения в г. Биробиджане, было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 341 УК РФ. Следователь военного следственного отдела по Биробиджанскому гарнизону назначил несколько документальных экспертиз. Одну из них проводил эксперт Хабаровского пограничного института Косоманов Н.В. В заключении проведенной им экспертизы указано на отсутствие вины моего сына в уходе нарушителя границы и на неправильную организацию службы вышестоящими начальниками. Это решение явно не устраивало руководителей прокуратуры и следствия и они повторно допросили Косоманова Н.В. После их допроса вышеуказанный эксперт дал прямо противоположные (в отличие от ранее им же данных) показания и уже получалось, что вина в нарушении границы полностью лежит на моем сыне. Как проходил этот допрос и почему так резко поменялось его мнение он отказывался говорить.
       Кроме того результаты и выводы других экспертиз так же не устроили прокуратуру и следствие.
       Защитником (адвокатом) в Генеральную прокуратуру РФ была подана жалоба на действия сотрудников прокуратуры Биробиджанского гарнизона и военного следственного отдела по Биробиджанскому гарнизону. Но ответа до сих пор не получено. Тогда была подана вторая жалоба в Ген. прокуратуру, после чего пришел ответ, что все действия сотрудников прокуратуры Биробиджанского гарнизона и военного следственного отдела по Биробиджанскому гарнизону соответствуют УПК. А негласно адвокату в окружной прокуратуре Дальневосточного военного округа было сказано, что дело носит заказной характер с целью защиты от уголовного преследования вышестоящих руководителей, а им (окружной прокуратуре) Ген. прокуратура разъяснила – или Шуваев (мой сын) будет осужден или все, участвующие в этом деле следователи и прокуроры будут наказаны.
       Это, видимо, и стало для них дополнительным сигналом к поиску любых нарушений в этом деле в отношении моего сына.
       При назначении четвертой экспертизы следствие грубейшим образом нарушает ст. 195 УПК РФ, то есть следствие сначала провело в Военном университете в г. Москве экспертизу (кстати, в нем обучались следователи и прокурорские работники), а затем после получения результатов подготовили постановление о ее назначении. Но не совпадали даты и следователь военного следственного отдела по Биробиджанскому гарнизону Марченко И.С. неоднократно обращается сначала к моему сыны, а когда этого у него не получилось, стал через нашего защитника и сослуживцев оказывать на него давление, чтобы мой сын в ознакомлении с постановлением поставил нужную следователю дату. А то, видите ли, он (следователь), (с его слов) «не может сдать уголовное дело в суд». Но дата была поставлена реальная. И тут при ознакомлении с материалами уголовного дела мы узнаем, что следователь поставил перед экспертами одни вопросы и их было 4, а они (эксперты) дали ответы на совсем другие вопросы и их уже стало 6. При этом, в нарушение п. 3 и 4 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 28 г. "О судебной экспертизе по уголовным делам" последние две экспертизы проводили люди, не имеющие специального пограничного образования, никогда не сталкивающееся и очень далекие от пограничной службы. Но они могли дать необходимые для прокуратуры и следствия заключения. На все это неоднократно адвокатом обращалось внимание следствия и прокуратуры, им заявлялись ходатайства, но на ее доводы следствие и прокуратура никак не реагировали.
       В конце декабря 2010 г. следствие было закончено и 2 тома уголовного дела перед предъявлением обвинения в присутствии следователя военного следственного отдела по Биробиджанскому гарнизону Марченко И.С. и защитника Аверьяновой С.В. были даны моему сыну для ознакомления. Он все листы уголовного дела, в том числе и все листы последней экспертизы при них скопировал. Но после утверждения обвинительного заключения и поступления материалов скопированного нами уголовного дела в суд наименование и количество вопросов, поставленных следователем перед экспертами уже соответствовали наименованию и количеству ответов экспертов, что нами было сразу же обнаружено и заявлено в суде. Но сторона обвинения, которую в суде представлял помощник Биробиджанского прокурора, на этот вопрос ответить не смог и после перерыва ему на подмогу прибыл уже заместитель Биробиджанского военного прокурора. После просмотра дела ими было заявлено, что это техническая ошибка. Но как может быть техническая ошибка, если под постановлением стоит подпись следователя Васильева А.Г., а он 10 ноября 2010 г. трагически погиб в ДТП и 28 декабря, будучи уже 1,5 месяца похороненным, дату и свою подпись под постановлением поставить никак не мог. Его подпись явно подделана и это видно. И эти документы были представлены в суд. И суд, несмотря на все доводы защиты, вынес обвинительный приговор. Защитником Аверьяновой С.В. по факту фальсификации документов экспертизы была подана жалоба, но ответа она так и не получила и уголовное дело по данному факту не возбуждено.
       Узнав о том, что защитником по факту фальсификации выводов экспертизы подана жалоба, следователем военного следственного отдела по Биробиджанскому гарнизону Марченко И.С. в отношении моего сына возбуждается новое уголовное дело предусмотренное частью 1 статьи 341 УК РФ.
       А первое уголовное дело, возбужденное в отношении моего сына 12 марта 2010г. по признакам преступления, предусмотренного частью 2 статьи 341 УК РФ после подачи нами кассационной жалобы в окружной военный суд еще находиться на рассмотрении в Хабаровском суде. То есть сейчас в отношении моего сына сейчас возбуждено 2 уголовных дела по одной и той же статье.
       Как такое могли допустить руководство следственного отдела и прокуратуры, чтобы человек, представивший в суд сфальсифицированные (подделанные) материалы уголовного дела мог и дальше выполнять свои обязанности. Я считаю, что возбуждение следователем Марченко второго уголовного дела в отношении моего сына является местью за поданную на него жалобу.
       Что касается самого рассмотрения первого дела в Хабаровском суде, то перед судом с разъяснением порядка охраны границы должен был выступить специалист по пограничным вопросам, подполковник запаса, прослуживший непосредственно на границе более 35 лет.
       Но этого не произошло, потому что самой военной прокуратурой, а также ими через отдельных сотрудников Пограничного управления ФСБ России по Хабаровскому краю и ЕАО этому пограничному специалисту было настоятельно рекомендовано не приходить в суд, иначе его родственники могут пострадать.
       В интересах вышестоящих руководителей следователи и прокуратура продолжают выдумывают обвинения, сущность которых противоречит как уголовному и уголовно-процессуальному кодексам, так и здравому смыслу. Однако по нашим заявлениям и ходатайствам, доводы которых подтверждены документами и реальными событиями, следователи не могут установить "достаточных оснований".
       И это все происходит под пристальным вниманием (а может руководством) окружных следственных и прокурорских органов.
       Я, прослуживший более 33 лет на Дальневосточной границе из разговоров с сослуживцами точно знаю, что личный состав пристально следит за этим делом и, без преувеличения, все удивлены таким беспределом. И конечно всем им прекрасно известны реальные виновники этого нарушения границы. Шила, как говориться, в мешке не утаишь. Все уверены, что это дело затеяно следствием и прокуратурой в целях сокрытия от наказания больших начальников - истинных виновников, отвечающих за организацию охраны границы.
       И это дело длится уже 1 год и 8 месяцев. А тут еще второе уголовное дело подоспело. И не видно этому маразму ни конца ни края.
       На доводы защиты, а это:
    - все обвинение построено на Временном уставе Пограничных войск РФ, но он не может быть отнесен к нормативным актам, регламентирующим правила несения пограничной службы, так как создавался для пограничных войск России, а они Указом Президента Российской Федерации от 11.03.2003 №308 упразднены. Это также подтвердил вступившим в законную силу определением от 28 марта 2011 года № ВКПГПИ11-9 Верховный Суд Российской Федерации.
    - мой сын временно исполнял обязанности начальника незаконно, в нарушение статьи 12 главы III Положения о порядке прохождения военной службы, утвержденного Указом Президента Российской Федерации от 16 сентября 1999 г. N 1237, а именно, в течение 9 месяцев без его личного согласия он исполнял обязанности начальника, должность которого была не занята (свободна) и назначать его на эту должность мог только начальник, которому на это законом дано право;
    - на данном участке границы разрывом в 6100 метров отсутствовали какие либо инженерные заграждения и сигнализационный комплекс (в соответствии с приказом командира должны были быть установлены на льду еще в ноябре 2009г) и службу, в соответствии с приказом командира, несли всего 2 пограничных наряда, один с одной стороны разрыва, второй с другой;
    - в соответствии с рядом документов (к сожалению они для служебного пользования и я о них говорить не могу) прямо подтверждено, в том числе и свидетелями в суде, что задержание нарушителя границы было невозможно, т.к. нарушитель двигался от берега до границы 2 минуты, а наряды - около 15 минут.
       Есть и ряд других очень существенных доказательства невиновности моего сына, но следствие и прокуратура их, по определенным причинам видеть, не желает. В случае назначения проверки мы готовы их представить.
       Уважаемый Дмитрий Анатольевич.
       Обращаясь к Вам, как к Президенту Российской Федерации - гаранту Конституции Российской Федерации, прав и свобод человека и гражданина прошу остановить этот беспредел со стороны следствия и прокуратуры в отношении моего сына.


    Просмотров: 2583 | Добавил: wish05 | Рейтинг: 5.0/3 | |



    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    МЕДВЕДЕВУ.РУ © 2021