Вторник, 17.09.2019, 12:22
МЕДВЕДЕВУ.РУ
Обращения Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Рубрики
  • Обращения
  • Новости
  • В России и в мире
  • Информация о сайте
  • Форум
  • Группа "ВКонтакте"
  • Связь с администрацией
  • К сведению
  • Письмо не опубликовано?
  • Осторожно: "эксперты"!


  • Опрос
    Самая проблемная сфера в России, по-Вашему:
    Всего ответов: 2660
    Сообщество
    Архив писем
    Из форума
  • Круглый стол с академиками (1745)

  • Неисполнение поручений Правительства РФ по онкобольным (0)

  • Тарасэнко казах или современный кот Базилио (0)

  • Результаты реформы милиции в полицию (0)

  • Обоснование движения к Коммунизму (1)

  • Календарь
    «  Август 2019  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
       1234
    567891011
    12131415161718
    19202122232425
    262728293031
    Объявления


    Статистика

    Онлайн всего: 6
    Гостей: 6
    Пользователей: 0

    Карта посещений
    Locations of visitors to this page
     
    Главная » 2019 » Август » 22 » О необходимости введения заведомости как условия уголовной ответственности за незаконный оборот оружия и других предметов
    О необходимости введения заведомости как условия уголовной ответственности за незаконный оборот оружия и других предметов
    14:02
    Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
    Существует необходимость введения заведомости как условия уголовной ответственности за незаконный оборот оружия и других предметов в ст. 222, 223 и другие нормы УК РФ о незаконном обороте различных предметов и веществ, учитывая предполагаемое наличие прямого умысла на незаконный оборот предметов, Постановление Конституционного Суда РФ от 31 марта 2011 года N 3-П, а также положения ч. 2 ст. 24 УК РФ.
    В теории уголовного права подразумевается наличие вины в форме прямого умысла при совершении любого преступления с формальным составом, заключающегося в незаконных действиях, нарушающих Конституцию РФ или законы, не противоречащие Конституции РФ, либо иные нормативно-правовые акты, не противоречащие указанным законам, но данное положение не отражено в уголовном законодательстве, что требует его указания в УК РФ.
    В п. 3.3 Постановления Конституционного Суда РФ от 31.03.2011 N 3-П указано на то, что незаконные действия могут быть отнесены только к умышленным: «согласно УК РФ деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части данного Кодекса (часть вторая статьи 24); преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом (статья 25).
    В диспозиции части третьей статьи 138 УК РФ нет указания на совершение деяния по неосторожности, а следовательно, предполагается, что оно может быть совершено только с умыслом. О направленности умысла именно на незаконные действия свидетельствует наличие термина «незаконные», который применительно к производству, сбыту и приобретению специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, в системе законодательных актов и основанных на них нормативных правовых актов Правительства РФ, ограничивающих оборот таких технических средств, следует рассматривать как предполагающий совершение указанных действий в отношении специальных технических средств, которые разработаны, приспособлены или запрограммированы именно для целей негласного (т.е. тайного, неочевидного, скрытного) получения информации от лиц, в отношении которых они применяются; закамуфлированы под предметы (приборы) другого функционального назначения, в том числе бытовые; обладают свойствами, прямо указанными в нормативных правовых актах; обнаружение которых возможно только при помощи специальных устройств; которым приданы нужные специальные свойства (проведение специальной технической доработки, камуфлирования).
    Следовательно, применительно к преступлению, предусмотренному частью третьей статьи 138 УК РФ, составообразующим может признаваться только такое деяние, которое представляет собой совершаемые с умыслом и в нарушение законодательно установленных порядка и условий производство, сбыт или приобретение специальных технических средств, предназначенных именно для негласного получения информации, что обязывает органы, осуществляющие уголовное преследование, и суд не только установить соответственно в ходе расследования и судебного рассмотрения конкретного уголовного дела сам факт совершения указанных действий, но и доказать их противозаконность и наличие умысла на их совершение (пункты 1 и 2 части первой статьи 73 УПК РФ); при этом возможность привлечения к уголовной ответственности за преступление, предусмотренное частью третьей статьи 138 УК РФ, исключается, если соответствующее деяние совершено по неосторожности».
    Постановления Конституционного Суда РФ имеют силу закона, поэтому вышеуказанное толкование ч. 2 ст. 24 УК РФ является обязательным, что означает отсутствие в УК РФ преступлений с альтернативной формой вины и требует внесения в ч. 2 ст. 24 УК РФ изменений, исключающих двойственное толкование данной нормы и обязывающих относить преступления, в нормах о которых отсутствует указание на форму вины, только к умышленным преступлениям.
    Согласно ч. 1 ст. 1 УК РФ уголовное законодательство РФ состоит из УК РФ, а новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, подлежат включению в него.
    Учитывая вышеизложенное, необходимо введение в УК РФ правила об отнесении незаконных действий, нарушающих законодательство об обороте каких-либо предметов, изделий или веществ, к умышленным в целях реализации Постановления Конституционного Суда РФ от 31.03.2011 N 3-П, которое позволит исключить двойственное толкование данной нормы и более правильно распределить меры ответственности за умышленные и неосторожные деяния.
    Следует отметить, что в УК Эстонской ССР до 1974 года была предусмотрена ответственность лишь за заведомо незаконный оборот огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного охотничьего, боеприпасов и взрывчатых веществ (ст. 206), а максимальное наказание за его совершение не превышало 1,5 лет лишения свободы. В 1974 году данные положения УК Эстонской ССР были отменены общесоюзным законом, установившим за оборот огнестрельного оружия, за исключением гладкоствольного охотничьего, боеприпасов и взрывчатых веществ без соответствующего разрешения лишение свободы на срок до 5 лет и отменившим признак заведомости незаконного оборота указанных предметов. Ответственность за незаконные действия с холодным оружием в УК Эстонской ССР не предусматривалась. Ответственность за незаконные действия с видами оружия, не отнесенными к огнестрельному или холодному оружию, в законодательстве СССР и союзных республик не предусматривалась.
    Вышеизложенное свидетельствует о необходимости введения заведомости как условия уголовной ответственности за незаконный оборот оружия и других предметов в ст. 222, 223 и другие нормы УК РФ о незаконном обороте различных предметов и веществ в целях исключения двусмысленности правовых норм, влекущей осуждение за неосторожные действия как за незаконные, исключения противоречия Постановлению Конституционного Суда от 31 марта 2011 года N 3-П и упорядочивания правовых норм УК РФ.
    При введении признака заведомости незаконного оборота оружия и других предметов, следует ввести в ст. 222, 223 и другие нормы УК РФ минимальные условия уголовной ответственности, соответствующие степени общественной опасности данных деяний, учитывая строгость наказаний в ст. 222, 223 и многих других подобных нормах УК РФ и наличие уголовной ответственности за отдельные незаконные действия с видами оружия, не представляющими большей опасности, чем бытовые предметы или другие виды оружия, не включенные в ст. 222 и 223 УК РФ.
    За незаконные приобретение, передачу, сбыт, хранение, перевозку или ношение огнестрельного оружия, его основных частей и боеприпасов (за исключением гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, его основных частей и патронов к нему, огнестрельного оружия ограниченного поражения, его основных частей и патронов к нему) в ч. 1 ст. 222 УК РФ предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок до 4 лет со штрафом или без такового. За данные деяния, совершенные группой лиц по предварительному сговору, в ч. 2 ст. 222 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 2 до 6 лет со штрафом или без такового, а за их совершение организованной группой в ч. 3 ст. 222 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 8 лет со штрафом или без такового. При этом возможность назначения наиболее строго наказания (8 лет лишения свободы со штрафом по ч. 3 ст. 222 УК РФ и не более 9, 10, 11 или 12 лет лишения свободы со штрафом по совокупности ч. 3 ст. 222, ч. 1 или 2 ст. 118 и ст. 109 УК РФ) определяется наличием признака совершения незаконного оборота огнестрельного оружия организованной группой, а наступление тяжких последствий или наличие совокупности преступлений формально не будет влечь назначения именно максимального наказания.
    В ч. 1 и 2 ст. 223 УК РФ за незаконные изготовление, переделку или ремонт огнестрельного оружия, его основных частей (за исключением огнестрельного оружия ограниченного поражения), а также за незаконное изготовление боеприпасов предусмотрены более строгие наказания, чем в ч. 1 и 2 ст. 222 УК РФ (наказание в виде лишения свободы на сроки от 3 до 5 лет со штрафом и от 3 до 7 лет со штрафом соответственно), но в ч. 3 ст. ст. 223 предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок от 5 до 8 лет со штрафом, поэтому наказание, предусмотренное в ч. 3 ст. 223 УК РФ является более строгим, чем наказание, предусмотренное в ч. 3 ст. 222, только в части обязательности дополнительного наказания в виде штрафа.
    В ч. 4 ст. 222 УК РФ предусмотрена ответственность только за незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового оружия, холодного оружия, не имеющего культурной ценности, в том числе метательного оружия, а наиболее строгим видом наказания является наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет со штрафом или без такового. При этом за незаконную продажу гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения в ч. 6 ст. 20.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.
    В ч. 4 ст. 223 УК РФ предусмотрена ответственность за незаконные изготовление, переделку или ремонт огнестрельного оружия ограниченного поражения либо незаконное изготовление газового оружия, холодного оружия, метательного оружия, а также за незаконные изготовление, переделку или снаряжение патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения либо газовому оружию. Наиболее строгий вид наказания, предусмотренный в ч. 4 ст. 223, равен указанному виду наказания, предусмотренному в ч. 4 ст. 222, за исключением установления минимального размера дополнительного наказания в виде штрафа (50 тысяч рублей).
    Следует отметить, что наказания, предусмотренные за незаконный оборот оружия в ст. 222 и 223 УК РФ, являются излишне строгими и более соответствуют наказаниям за незаконный оборот оружия и боеприпасов, повлекший тяжкие последствия, нежели наказаниям за незаконный оборот предметов, указанных в ст. 222 и 223 УК РФ, не повлекший данных последствий.
    Наличие уголовной ответственности за незаконный оборот многих видов огнестрельного оружия любой степени опасности, как повлекший, так и не повлекший тяжких последствий, и наказания в виде лишения свободы на достаточно длительные сроки, равные срокам данного наказания за многие опасные насильственные преступления, является излишне строгим, несоответствующим степени общественной опасности нарушений законодательства, не повлекших тяжких последствий.
    Наличие уголовной ответственности за незаконные сбыт, изготовление, ремонт и переделку части видов огнестрельного оружия, незаконные изготовление, переделку и снаряжение патронов к данным видам оружия или к газовому оружию, а также за незаконные сбыт и изготовление холодного оружия, не имеющего культурной ценности, метательного или газового оружия, как повлекшие, так и не повлекшие тяжких последствий, при отсутствии уголовной ответственности за иной незаконный оборот данных видов оружия и патронов, как не повлекший, так и повлекший тяжкие последствия, является не только излишне строгим, но и нелогичным, не учитывающим степень общественной опасности конкретных деяний. Наказания, предусмотренные за данные деяния, являются излишне строгими, поскольку сроки наказания в виде лишения свободы равны срокам данного наказания, предусмотренным за совершение различных опасных насильственных преступлений. Особенно строгими все виды наказаний, предусмотренные в ст. 222 и 223 УК РФ являются по отношению к незаконным действиям с холодным, метательным и газовым оружием, а также к незаконному обороту основных частей огнестрельного оружия и многих видов патронов к нему, учитывая равную поражающую способность холодного оружия и распространенных в быту предметов, не большую опасность метательного оружия, чем пневматического оружия, незаконный оборот которого не является преступлением, учитывая его отличие от пневматического оружия только по принципу действия и более затруднительное использование многих видов метательного оружия (метательных ножей, луков, арбалетов и т.п.) для нападения, чем пневматического оружия, а также предназначенность газового оружия для временного химического поражения цели и отсутствие опасности в обороте основных частей огнестрельного оружия.
    Данные законодательные пробелы могут быть устранены путем четкого разделения наказаний за незаконный оборот оружия, не повлекший наступления тяжких последствий, и как незаконный, так и законный его оборот, повлекший их наступление.
    Учитывая вышеизложенное, необходимо введение заведомости как условия уголовной ответственности за незаконный оборот оружия и других предметов в ст. 222, 223 и другие нормы УК РФ о незаконном обороте различных предметов и веществ, упорядочивание мер наказаний за незаконный оборот предметов по степени их опасности и декриминализация незаконного оборота огнестрельного оружия и патронов к нему, не повлекшего тяжких последствий, и незаконных действий с холодным, газовым и метательным оружием, а также распределение мер административной и уголовной ответственности за незаконные действия с различными видами оружия по степени опасности как видов оружия, так и наступивших последствий.
    При внесении данных изменений необходимо четкое распределение мер ответственности и наказаний за конкретные действия с ограниченными или запрещенными к обороту предметами, не повлекшие или повлекшие тяжкие последствия, по степени их опасности.

    Просмотров: 844 | Добавил: bukhalov | Рейтинг: 0.0/0 | |



    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    МЕДВЕДЕВУ.РУ © 2019