Вторник, 11.08.2020, 03:03
МЕДВЕДЕВУ.РУ
Обращения Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Рубрики
  • Обращения
  • Новости
  • В России и в мире
  • Информация о сайте
  • Форум
  • Группа "ВКонтакте"
  • Связь с администрацией
  • К сведению
  • Письмо не опубликовано?
  • Осторожно: "эксперты"!


  • Опрос
    Самая проблемная сфера в России, по-Вашему:
    Всего ответов: 2677
    Сообщество
    Архив писем
    Из форума
  • В обществе дискутируются проблемы образования. (0)

  • Круглый стол с академиками (1822)

  • Почему отменили выборы судей и советские судебные законы? (0)

  • spherical concretions (5)

  • Конкреционная модель планеты Земля (6)

  • Календарь
    «  Июнь 2020  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
    1234567
    891011121314
    15161718192021
    22232425262728
    2930
    Объявления


    Статистика

    Онлайн всего: 2
    Гостей: 2
    Пользователей: 0

    Карта посещений
    Locations of visitors to this page
     
    Главная » 2020 » Июнь » 11 » О необходимости разделения по степени опасности вреда здоровью наказаний в ч. 3 ст. 6.3, ч. 10.2 ст. 13.15 КоАП РФ, ст. 236 и 207.2 УК РФ
    О необходимости разделения по степени опасности вреда здоровью наказаний в ч. 3 ст. 6.3, ч. 10.2 ст. 13.15 КоАП РФ, ст. 236 и 207.2 УК РФ
    14:48
    Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
    Существует необходимость распределения по степени опасности причиненного вреда здоровью человека мер ответственности и наказаний за деяния, предусмотренные ч. 3 ст. 6.3 и ч. 10.2 и 11 ст. 13.15 КоАП РФ, аналогичными нормами проекта нового КоАП РФ и ч. 1 ст. 236 и 207.2 УК РФ, повлекшие причинение по неосторожности вреда здоровью человека различной категории тяжести (легкого, средней тяжести и тяжкого), поскольку в данных нормах УК и КоАП РФ установлены равные меры наказаний за причинение по неосторожности любого вреда здоровью человека, что не учитывает степень опасности неосторожного причинения конкретного вреда здоровью человека.
    В ст. 207.2, введенной ФЗ от 01.04.2020 N 100-ФЗ, установлена ответственность за публичное распространение под видом достоверных сообщений заведомо ложной общественно значимой информации, повлекшее по неосторожности причинение вреда здоровью или смерть человека либо наступление иных тяжких последствий. При этом причинение по неосторожности любого вреда здоровью совершением указанного деяния (легкого, средней тяжести или тяжкого) влечет ответственность по ч. 1 ст. 207.2, предусматривающей несколько видов наказаний, включающих максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 3 лет, а причинение по неосторожности смерти человеку или иных тяжких последствий - по ч. 2 ст. 207.2, предусматривающей ряд видов наказаний, включающих наказание в виде лишения свободы на срок до 5 лет.
    В ст. 207.2 УК РФ в качестве мер наказания предусмотрены – в ч. 1: штраф в размере от семисот тысяч до одного миллиона пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо исправительные работы на срок до одного года, либо принудительные работы на срок до трех лет, либо лишение свободы на тот же срок; в ч. 2: штраф в размере от одного миллиона пятисот тысяч до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от восемнадцати месяцев до трех лет, либо исправительные работы на срок до двух лет, либо принудительные работы на срок до пяти лет, либо лишение свободы на тот же срок.
    В ст. 236 установлена ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо создавшее угрозу наступление данных последствий (ч. 1), либо повлекшее по неосторожности причинение смерти человеку (ч. 2 и 3). После внесения в ст. 236 изменений ФЗ от 01.04.2020 N 100-ФЗ в ч. 1, 2 и 3 ст. 236 установлены наказания в виде: штрафа в размере от пятисот тысяч до семисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до восемнадцати месяцев, либо лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок от одного года до трех лет, либо ограничения свободы на срок до двух лет, либо принудительных работ на срок до двух лет, либо лишения свободы на тот же срок – в ч. 1; штрафа в размере от одного миллиона рублей до двух миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, либо ограничения свободы на срок от двух до четырех лет, либо принудительных работ на срок от трех до пяти лет, либо лишения свободы на тот же срок – в ч. 2; принудительных работ на срок от четырех до пяти лет либо лишения свободы на срок от пяти до семи лет – ч. 3.
    В ст. 207.2 УК РФ разделены понятия вреда здоровью и тяжких последствий, что исключает квалификацию причинения по неосторожности вреда здоровью любой тяжести любому количеству людей по ч. 2 ст. 207.2, по которой квалифицируются причинение по неосторожности смерти или наступление иных тяжких последствий. Под иными тяжкими последствиями понимаются последствия, сопоставимые со смертью человека, к которым в части норм УК РФ может пониматься и причинение тяжкого вреда здоровью одному или нескольким лицам, но в данной норме все случаи причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью исключены из перечня тяжких последствий и не могут быть учтены наравне со смертью человека.
    При этом за причинение вреда здоровью любой степени тяжести в ч. 1 ст. 207.2 УК РФ и целом ряде других норм УК РФ предусмотрены равные пределы назначения наказаний, нормы, предусматривающие равные или различные меры наказаний за причинение по неосторожности вреда здоровью различной категории тяжести, распределены в УК РФ произвольно, а нормы, предусматривающие отдельную уголовную ответственность за причинение по неосторожности легкого вреда здоровью человека, в УК РФ отсутствуют, поэтому во всех нормах, предусматривающих ответственность за причинение по неосторожности любого вреда здоровью, легкий вред здоровью учитывается наравне с более тяжким вредом без четкого различия мер наказания по степени тяжести причиненного вреда здоровью человека.
    Исключение вреда здоровью из перечня тяжких последствий в ст. 207.2 и ряде других норм УК РФ и отсутствие разделения мер наказания за причинение по неосторожности легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью в части норм УК РФ не учитывает высокую степень опасности массового причинения вреда здоровью людей и отнесение к тяжкому вреду здоровью человека существующими методиками опасного для жизни человека вреда. Это указывает на необходимость четкого разделения мер ответственности и наказаний за причинение по неосторожности вреда здоровью различной степени тяжести и четкого распределения любых тяжких последствий по степени общественной опасности, а также разделение по степени общественной опасности мер наказаний за неосторожное и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека, представляющего различную степень опасности для жизни человека.
    Внесение изменений, указанных в обращении, в данные нормы КоАП и УК РФ необходимо, учитывая различную степень опасности причинения легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью человека и причинения вреда здоровью различному числу людей, а также сильно различающуюся степень опасности причинения тяжкого вреда здоровью различной степени тяжести и сложность установления причинно-следственной связи между распространением заведомо ложной информации и причинением вреда здоровью человека, смертью человека или иными тяжкими последствиями, которая может повлечь произвольное обвинение или оправдание лиц, распространяющих указанную информацию, и ограничение свободы распространения информации, означающее фактическое введение цензуры, нарушающее положения Конституции РФ и основные конституционные права человека и гражданина.
    Минимальные критерии уголовной ответственности за противоправные деяния, совершенные по неосторожности, включая минимальный вред здоровью человека или иной вред, опасный для его здоровья, соответствующие степени опасности конкретных неосторожных деяний, в УК РФ отсутствуют, что влечет произвольное распределение неосторожных деяний, не отнесенных к преступлениям, и указанных деяний, являющихся преступлениями.
    Деяние, предусмотренное ст. 207.2 УК РФ, не повлекшее причинения вреда здоровью человека и иных опасных последствий, указанных в данной норме, квалифицируется по ст. 207.1 УК РФ или по ч. 9, 10 - 11 ст. 13.15 КоАП РФ, если оно заключается в публичном распространении под видом достоверных сообщений заведомо ложной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств.
    В нормах Особенной части УК РФ многие умышленные и неосторожные преступления распределены произвольно и часто не соответствуют степени общественной опасности конкретных деяний, что нарушает принцип справедливости. В частности, уголовная ответственность установлена в нормах Особенной части УК за причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ч. 1 ст. 118 УК РФ) или вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 118 УК РФ), неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного (ч. 1 ст. 124 УК РФ), уничтожение или повреждение чужого имущества в крупном размере, совершенные путем неосторожного обращения с огнем или иными источниками повышенной опасности (ст. 168 УК РФ), небрежное хранение огнестрельного оружия, повлекшее смерть человека или иные тяжкие последствия (ст. 224 УК РФ), незаконное осуществление частной медицинской или фармацевтической деятельности, повлекшее причинение по неосторожности вреда здоровью человека или его смерть (ст. 235 УК РФ), нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание или отравление людей либо смерть человека (ст. 236 УК РФ), и за значительное число других деяний, минимальным условием уголовной ответственности за большую часть которых является причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека, и только небольшая их часть отнесена к преступлениям в случае причинения легкого или средней тяжести вреда здоровью, крупного ущерба или иного вреда.
    Данная часть неосторожных преступлений отличается от указанных преступлений, уголовная ответственность за которые наступает только, если имеет место причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека, не степенью опасности, а их совершением в определенных случаях, которые могут не свидетельствовать о степени опасности противоправного деяния, достаточной для криминализации деяния, повлекшего по неосторожности причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью человека либо имущественного вреда. При этом минимальные условия уголовной ответственности за отдельные противоправные деяния четко не определены и являются оценочными критериями привлечения к уголовной ответственности. Данные критерии привлечения к уголовной ответственности противоречат положениям ст. 2 и 19 Конституции РФ, поскольку влекут привлечение к уголовной ответственности по ч. 1 ст. 207.2 УК РФ и ряду других норм УК РФ за неосторожное причинение легкого вреда здоровью одному или нескольким людям, либо большому количеству людей, и не допускают его в случаях совершения многих других деяний, повлекших причинение по неосторожности легкого и (или) средней тяжести вреда здоровью людей, представляющих не меньшую опасность, чем деяния, влекущие уголовную ответственность в случаях причинения по неосторожности средней тяжести или легкого вреда здоровью человека, что нарушает принципы высшей ценности человека, его прав и свобод, и равенства всех перед законом и судом.
    ФЗ от 01.04.2020 N 100-ФЗ, которым усилена ответственность по ст. 236 УК РФ, не учитывается степень опасности и сложность доказуемости как наступления по неосторожности массового заболевания или отравления людей, так и умышленного создания угрозы наступления данных последствий, которое приравнено по наказаниям к наступлению по неосторожности массового заболевания или отравления людей (ч. 1 ст. 236 УК РФ), поскольку данные деяния не представляют большой степени опасности, если причиненный вред здоровью не является тяжким или не влечет наиболее негативных последствий для человека, государства или общества, а отсутствие причинения вреда здоровью, при наличии угрозы его причинения, не может быть равным по степени опасности причинению вреда здоровью человека, а криминализация угрозы может влечь распространение случаев незаконного или несправедливого привлечения различных лиц к уголовной ответственности и назначение несправедливых строгих наказаний. Это требует более четкого распределения наказаний в ст. 236 УК РФ.
    Фактически не влечет уголовной и отдельной административной ответственности, совершенное при отсутствии вышеуказанных случаев, причинение по неосторожности легкого или средней тяжести вреда здоровью двух или более лиц либо многих людей, которое может быть совершено в результате нарушения правил обращения с источниками повышенной опасности или применения насилия, опасного для здоровья человека, и может повлечь наступление тяжких последствий, создающих прямую угрозу смерти многих людей или причинения тяжкого вреда их здоровью.
    Таким образом, наблюдается несистемный подход законодателя к распределению по степени опасности умышленных и неосторожных деяний, которые не влекут уголовной ответственности, и неосторожных преступлений.
    Такой подход нарушает принцип справедливости, поскольку наличие уголовной ответственности за все виды причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью и ее отсутствие за большинство видов причинения по неосторожности легкого и средней тяжести вреда здоровью влекут искусственное разделение правовых последствий для лиц, причинивших по неосторожности вред здоровью, отнесенный к вреду здоровью средней тяжести по максимальным критериям, и лиц, причинивших по неосторожности вред здоровью отнесенный к тяжкому по минимальным критериям. По действующим медицинским критериям определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, максимальный вред здоровью средней тяжести чисто формально отличается от минимального тяжкого вреда. Поэтому такое разделение мер ответственности не учитывает фактической степени опасности причиненного вреда и всех случаев, свидетельствующих о повышенной общественной опасности неосторожного причинения вреда здоровью.
    Для правильного разделения преступлений и иных правонарушений по признаку общественной опасности необходимо введение общих минимальных размеров причиненного вреда, определяющего общественную опасность деяния, как для неосторожных, так и для умышленных преступлений.
    ФЗ от 18.03.2019 N 27-ФЗ введена административная ответственность за распространение заведомо недостоверной общественно значимой информации, создавшее угрозу причинения вреда, если действия лица не содержат уголовно наказуемого деяния (ч. 9, 10 - 11 ст. 13.15 КоАП РФ). Административной ответственности по ч. 9 и 10 и 11 ст. 13.15 КоАП РФ подлежат граждане, должностные лица и юридические лица. При этом в ч. 10 ст. 13.15 КоАП РФ первоначально предусматривалась ответственность за распространение указанной заведомо недостоверной информации, повлекшее смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу, массовое нарушение общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи, либо совершенное повторно. Поэтому имела место декриминализация причинения по неосторожности смерти человеку или тяжкого вреда его здоровью путем распространения определенной в ч. 9 ст. 13.15 КоАП РФ заведомо недостоверной информации, но без внесения корреспондирующих изменений в нормы УК РФ об уголовной ответственности за причинение смерти или тяжкого вреда здоровью человека по неосторожности (ст. 109 и ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ), необходимых для четкого разделения мер административной и уголовной ответственности за противоправные деяния.
    ФЗ от 1 апреля 2020г. N 99-ФЗ введена административная ответственность за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, выразившееся в нарушении действующих санитарных правил и гигиенических нормативов, невыполнении санитарно-гигиенических и противоэпидемических мероприятий, совершенные в период режима чрезвычайной ситуации или при возникновении угрозы распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих, либо в период осуществления на соответствующей территории ограничительных мероприятий (карантина), либо невыполнение в установленный срок выданного в указанные периоды законного предписания (постановления) или требования органа (должностного лица), осуществляющего федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, о проведении санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий, повлекшие причинение вреда здоровью человека или смерть человека, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния (ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ). Ответственности за данное деяние подлежат граждане, должностные лица и юридические лица, но изменения в ст. 109 и ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ не внесены, поэтому критерии разграничения административной ответственности физических лиц и уголовной ответственности за неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью или смерти человеку не определены. В качестве мер наказания в ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ предусмотрены: наложение административного штрафа на граждан в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей; на должностных лиц - от трехсот тысяч до пятисот тысяч рублей или дисквалификацию на срок от одного года до трех лет; на лиц, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица, - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток; на юридических лиц - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей или административное приостановление деятельности на срок до девяноста суток.
    ФЗ от 1 апреля 2020г. N 99-ФЗ введена административная ответственность и за распространение в средствах массовой информации, а также в информационно-телекоммуникационных сетях под видом достоверных сообщений заведомо недостоверной информации об обстоятельствах, представляющих угрозу жизни и безопасности граждан, и (или) о принимаемых мерах по обеспечению безопасности населения и территорий, приемах и способах защиты от указанных обстоятельств, и за распространение в них заведомо недостоверной общественно значимой информации под видом достоверных сообщений, повлекшее смерть человека, причинение вреда здоровью человека или имуществу, массовое нарушение общественного порядка и (или) общественной безопасности, прекращение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, кредитных организаций, объектов энергетики, промышленности или связи (10.2 и 11 ст. 13.15 КоАП РФ). Данной ответственности по ч. 10.1 и 10.2 КоАП РФ подлежат только юридические лица.
    В качестве мер наказания в ч. 10.2 ст. 13.15 КоАП РФ предусмотрены: наложение административного штрафа на юридических лиц в размере от трех миллионов до пяти миллионов рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или без таковой.
    В ч. 11 данной статьи предусмотрены: наложение административного штрафа на граждан в размере от трехсот тысяч до четырехсот тысяч рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или без таковой; на должностных лиц - от шестисот тысяч до девятисот тысяч рублей; на юридических лиц - от пяти миллионов до десяти миллионов рублей с конфискацией предмета административного правонарушения или без таковой.
    По ч. 11 данной нормы сохраняется ответственность граждан и должностных лиц, что позволяет правильно разграничить меры административной и уголовной ответственности за данные деяния, совершенные впервые (в особенности, если они повлекли смерть человека или причинение вреда его здоровью), учитывая отсутствие уголовной ответственности юридических лиц, при наличии административной ответственности как физических, так и юридических лиц, но требует корректировки положений ч. 11 ст. 13.15 КоАП РФ, учитывая наличие в ней обобщающей формулировки о повторности совершения деяний, предусмотренных ч. 10, 10.1 и 10.2 ст. 13.15, и ответственности физических и юридических лиц, определяющей равные размеры наказаний (штрафов) для каждой категории физических лиц (граждан и должностных лиц) и юридических лиц, независящие от наступления тяжких последствий и степени их тяжести, что нарушает принципы высшей ценности человека, его прав и свобод (ст. 2 Конституции РФ), и равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ), поскольку установление наиболее строгих административных наказаний за вышеуказанные деяния определяется не наступлением тяжких последствий, включающих смерть человека, в результате их совершения, а повторностью совершения указанных деяний, как повлекших, так и не повлекших наступления смерти человека или иных тяжких последствий, поэтому наибольший размер наказания в виде административного штрафа может быть назначен не только лицу, повторно в течение года после привлечение к административной ответственности за аналогичное деяние совершившему деяние, повлекшее наступление смерти человека или иных тяжких последствий, но и лицу, повторно совершившему деяние, не повлекшее указанных последствий.
    Таким образом, в данных ФЗ, устанавливающих за неосторожное причинение вреда здоровью или смерти человеку, совершенные в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 6.3 и ч. 10.2 КоАП РФ, ст. 236 и 207.2 УК РФ, наказания за указанные административные правонарушения в виде административных штрафов и специальных видов наказаний для должностных и юридических лиц, не являющихся наиболее строгими административными наказаниями, максимальные размеры и сроки которых определяются повторным совершением данных административных правонарушений, а не тяжестью наступивших последствий, и наказания за данные сходные по опасности преступления в виде различных мер от штрафа до лишения свободы на различные сроки, не превышающие 5 или 7 лет, не учтены положения ст. 2 Конституции РФ, определяющей человека, его права и свободы, как высшую ценность, что требует внесения уточняющих изменений, четко и справедливо разграничивающих административную и уголовную ответственность, соответствующих положениям Конституции РФ.
    Также в данных ФЗ не определены минимальные критерии степени опасности распространения вредной ложной информации или нарушения санитарно-эпидемиологических правил, указывающие на необходимость установления административной ответственности за распространение данной информации или нарушение указанных правил.
    Отсутствие разделения мер наказания за причинение по неосторожности легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью либо смерти человеку в части норм УК РФ и в ряде норм КоАП РФ не учитывает высокую степень опасности массового причинения вреда здоровью людей, отнесение к тяжкому вреду здоровью человека существующими методиками любого опасного для жизни человека вреда (начиная от перелома плечевой кости, переломов нескольких костей рук или переломов со смещением, и заканчивая потерей конечностей, ряда других органов, потеря которых не приводит непосредственно к смерти, но лишает человека способности самостоятельно совершать многие или все действия, необходимые для его существования, или восприятия действительности, параличом и другими наиболее опасными для жизни травмами или заболеваниями) и повышенную степень опасности причинения смерти человеку (в особенности, в случае ее причинения в случаях, опасных для жизни многих людей, либо двум или более людям). Это указывает на необходимость четкого разделения мер ответственности и наказаний за причинение по неосторожности вреда здоровью различной степени тяжести и четкого распределения любых тяжких последствий по степени общественной опасности, а также разделения по степени общественной опасности мер наказаний за неосторожное и умышленное причинение тяжкого вреда здоровью человека, представляющего различную степень опасности для жизни человека.
    Меры ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее причинение вреда здоровью человека или смерть человека, разграничены между ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ и ст. 236 УК РФ только признаками наличия массовости заболевания или отравления людей (ч. 1 ст. 236 УК РФ) либо смерти человека (ч. 2 и 3 ст. 236 УК РФ), которые являются признаками преступления, предусмотренного ст. 236 УК РФ. При этом в ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ предусмотрена уголовная ответственность за любое неосторожное причинение тяжкого вреда здоровью человека, а уголовную ответственность может нести только физическое лицо. Поэтому административную ответственность за причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человеку явно может нести только юридическое лицо в случаях, предусмотренных КоАП РФ, а физическое лицо, нарушившее санитарно-эпидемиологические правила, причинившее по неосторожности тяжкий вред одному или нескольким лицам, при отсутствии признака массового заболевания или отравления людей, может нести только уголовную ответственность по ч. 1 или 2 ст. 118 УК РФ.
    В ст. 14 УК РФ определено, что преступлением является только общественно опасное деяние, запрещенное нормами Особенной части УК РФ под угрозой наказания, но деяние, которое формально предусмотрено какой-либо нормой Особенной части УК РФ, но в силу малозначительности не представляющее общественной опасности. Поэтому любое виновное причинение человеку тяжкого вреда здоровью или смерти либо причинение меньшего вреда здоровью, влекущее уголовную ответственность по соответствующим нормам УК РФ, не может быть признано малозначительным деянием, учитывая наличие в причиненном вреде явной общественной опасности. При этом определение понятия общественной опасности и перечень деяний, которые не могут быть признаны малозначительными, в УК РФ отсутствует, а меры уголовной или иной ответственности за противоправные деяния в законодательстве РФ распределены несистемно и достаточно произвольно (как и само отнесение деяний к противоправным), поскольку степень опасности конкретных деяний часто не учитывается при установлении запрета на их совершение и мер ответственности за его нарушение.
    Согласно вопросам 14 и 15 Обзора Верховного Суда РФ по отдельным вопросам судебной практики, связанным с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории Российской Федерации новой коронавирусной инфекции (COVID-19) № 1, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 21.04.2020 года, о понятии массового заболевания или отравления людей и о разграничении мер ответственности по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ и ст. 236 УК РФ, с учетом того, что данный признак преступления является оценочным, при решении вопроса об отнесении заболевания или отравления к массовому следует принимать во внимание не только количество заболевших или получивших отравление людей, но и тяжесть заболевания (отравления). Для определения масштабов заболевания или отравления суд вправе привлечь соответствующих специалистов, например, представителей федеральных органов исполнительной власти, уполномоченных осуществлять государственный санитарно-эпидемиологический надзор или надзор в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.
    Уголовная ответственность за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, создавшее угрозу наступления таких последствий, может наступать только в случае реальности этой угрозы, когда массовое заболевание или отравление людей не произошло лишь в результате вовремя принятых органами государственной власти, местного самоуправления, медицинскими работниками и другими лицами мер, направленных на предотвращение распространения заболевания (отравления), или в результате иных обстоятельств, не зависящих от воли лица, нарушившего указанные правила.
    Административная ответственность по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ наступает лишь в тех случаях, когда действия (бездействие) правонарушителя не содержат уголовно наказуемого деяния. В связи с тем, что за нарушение физическим лицом санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека, предусмотрена уголовная ответственность, в случае наступления последствий в виде смерти человека действия (бездействие) виновного следует квалифицировать по ч. 2 ст. 236 УК РФ.
    Если в результате действий (бездействия), составляющих объективную сторону административного правонарушения, предусмотренного ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ, наступили последствия в виде причинения вреда здоровью человека (одного человека или нескольких лиц), то содеянное полностью охватывается составом данного административного правонарушения при отсутствии признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 236 УК РФ (не установлено наличие массового заболевания или отравления людей либо создание угрозы наступления таких последствий).
    Таким образом, согласно официальной позиции Верховного Суда РФ, физическое лицо, совершившее нарушение данных правил, повлекшее по неосторожности смерть человека, подлежит именно уголовной ответственности по ч. 2 ст. 236 УК РФ, а административной ответственности за данное деяние по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ подлежит только юридическое лицо, но физическое лицо, совершившее нарушение данных правил, повлекшее причинение тяжкого вреда здоровью одному или нескольким лицам, при отсутствии признака массового заболевания или отравления людей либо создания угрозы его наступления, подлежит только административной ответственности по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ. При этом понятия массового заболевания или отравления людей либо угрозы наступления данных последствий являются оценочными, поэтому для квалификации совершенного деяния именно как преступления по ч. 1 ст. 236 УК РФ необходима оценка общего числа лиц, получивших в результате нарушения конкретных правил заболевания или отравления, повлекшие причинения любого вреда здоровью человека, или в отношении которых была создана реальная угроза заболевания или отравления, находящихся в определенных местах, организациях, учреждениях и т.п., но наличие только одного или нескольких случаев причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью, не повлекшее и не способное повлечь по неосторожности массового заболевания или отравления людей либо создания угрозы его наступления, не может быть квалифицировано по ч. 1 ст. 236 УК РФ.
    Согласно ч. 2 и 3 ст. 17 УК РФ, определяющей понятие совокупности преступлений, совокупностью преступлений признается и одно действие (бездействие), содержащее признаки преступлений, предусмотренных двумя или более статьями УК.
    Если преступление предусмотрено общей и специальной нормами, совокупность преступлений отсутствует и уголовная ответственность наступает по специальной норме. Поэтому в случае, если нарушением санитарно-эпидемиологических правил причинено по неосторожности массовое заболевание или отравление людей, включающее тяжкий вред здоровью, или создана угроза наступления массового заболевания или отравления людей, заключающаяся в причинении по неосторожности тяжкого вреда здоровью одному или нескольким лицам, ответственность должна наступить только по ч. 1 ст. 236 УК РФ. При этом данную норму можно как считать специальной по отношению к ст. 118 УК РФ, так и не считать таковой, учитывая включение причинения тяжкого вреда здоровью человека в понятие массового заболевания или отравления людей либо создания угрозы этого, при отсутствии четкого указания на его включение в данную норму и отнесении к деянию, предусмотренного ч. 1 ст. 236 УК РФ, причинения вреда здоровью любой тяжести или отсутствие причинения вреда здоровью людей в результате совершения данного деяния.
    Квалификация деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 236 УК РФ, повлекшего причинение тяжкого вреда здоровью, по совокупности преступлений не может быть правильной, а ч. 1 ст. 236 УК РФ должна быть отнесена к специальным нормам по отношению к ст. 118 УК РФ, учитывая наличие в ч. 2 ст. 236 ответственности за нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности смерть человека, относящее ч. 2 и 3 ст. 236 именно к специальной норме по отношению общей норме УК РФ о причинению смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ). Поэтому квалификация деяния, предусмотренного ч. 1 ст. 236, повлекшего по неосторожности причинение тяжкого здоровья человеку, по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 236 и ч. 1 или 2 ст. 118 УК РФ, нарушает принцип справедливости и все правила квалификации преступлений и назначения наказания, допуская назначение наказания за два преступления, одно из которых повлекло менее опасные последствия, чем деяние, содержащее его признаки, повлекшее более тяжкое последствие, а квалификация деяний, предусмотренных ч. 2 и 3 ст. 236, по совокупности ч. 2 или 3 ст. 236 и ч. 1, 2 или 3 ст. 109 УК РФ, является прямым нарушением положений ч. 3 ст. 17 УК РФ. При этом в ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ в качестве преступления учитывается причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью одного человека или нескольких лиц и отсутствуют указания на конкретные способы его причинения и деяния, его влекущие, что осложняет признание ч. 1 ст. 236 специальной нормой по отношению к ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ, учитывая различные минимальные критерии уголовной ответственности по ч. 1 ст. 236 и ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ.
    Указывая на обязательность квалификации деяния, предусмотренного ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ, совершенного физическим лицом, повлекшего по неосторожности смерть человека, именно по ч. 2 ст. 236 УК РФ, при сохранении квалификации указанного деяния, совершенного физическим лицом, повлекшего причинение тяжкого вреда здоровью одного или нескольких лиц, по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ, Верховный Суд РФ может противоречить своей же официальной позиции, поскольку по ч. 3 ст. 6.3 КоАП РФ квалифицируются только нарушения, не содержащие признаков уголовно-наказуемого деяния, под которым может пониматься как деяние, предусмотренное ст. 236, так и деяние, предусмотренное другими нормами УК РФ, включая ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ, учитывая отсутствие указания на конкретные преступления в данной норме КоАП РФ и в соответствующих нормах УК РФ, но вышеизложенные правила квалификации деяний по совокупности преступлений указывают на отсутствие признаков преступления в нарушении санитарно-эпидемиологических правил, повлекшем причинение по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека, но не содержащего признаков преступления, предусмотренного ч. 1 и ст. 236 УК РФ.
    Акты Верховного Суда РФ не имеют силы закона, поэтому могут применяться судами РФ только в части, не противоречащей законодательству РФ, а все законодательные противоречия могут быть разрешены только принятием федеральных законов, исключающих указанные противоречия норм федеральных законов и кодексов, или вынесением Конституционным Судом в установленном порядке постановлений, признающих противоречащими Конституции РФ конкретные законодательные нормы или их отдельные положения, имеющих силу закона, но не подлежащих обжалованию и отмене и требующих последующего принятия закона, отменяющего указанные нормы или их отдельные положения.
    В нормах Особенной части УК РФ наказания в виде лишения свободы и максимальные их сроки за многие умышленные и неосторожные преступления распределены произвольно и часто не соответствуют степени их общественной опасности, что нарушает принцип справедливости. В частности, наказание в виде лишения свободы отсутствует в соответствующих нормах Особенной части УК о причинении тяжкого вреда здоровью по неосторожности любому количеству людей (ч. 1 ст. 118 УК РФ), простых побоях и умышленном причинении легкого вреда здоровью (ст. 116.1 и ч. 1 ст. 115 УК РФ), небрежном хранении огнестрельного оружия, повлекшем смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 1 ст. 224 УК РФ), незаконных приобретении или сбыте государственных официальных документов, предоставляющих права или освобождающих от обязанностей, или государственных наград СССР, РСФСР и РФ (ст. 324 УК РФ), похищении у гражданина паспорта или другого важного личного документа (ч. 2 ст. 325), использовании заведомо подложного документа (ч. 3 ст. 327 УК РФ) и о значительном числе других деяний.
    Лишение свободы на срок до 2 лет предусмотрено в соответствующих нормах Особенной части УК об убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны (ч. 1 ст. 108 УК РФ), причинении смерти по неосторожности одному человеку (ч. 1 ст. 109 УК РФ), умышленных причинениях тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, совершенных в состоянии аффекта либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ст. 113 и ч. 2 ст. 114 УК РФ), квалифицированных побоях или умышленном причинении легкого вреда здоровью, простой краже (ч. 1 ст. 158 УК РФ), простом незаконном обороте ядерных материалов или радиоактивных веществ, не повлекшем тяжких последствий (ч. 1 ст. 220 УК РФ), незаконных сбыте и изготовлении холодного, метательного и газового оружия (ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ), небрежном хранении огнестрельного оружия, повлекшем смерть двух или более лиц (ч. 2 ст. 224 УК РФ), нарушении санитарно-эпидемиологических правил, повлекшем по неосторожности массовое заболевание или отравление людей (ч. 1 ст. 236 УК РФ), и о значительном числе других деяний.
    Лишение свободы на сроки, превышающие 2 года, но не превышающие 5 лет предусмотрено в нормах УК об убийстве, совершенном в состоянии аффекта или при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (ч. 2 ст. 107 и 108 УК РФ), квалифицированном умышленном причинении средней тяжести вреда здоровью (ч. 2 ст. 112 УК РФ), квалифицированном умышленном повреждении или уничтожении чужого имущества (ч. 2 ст. 167 УК РФ), незаконном обороте ядерных материалов или радиоактивных веществ, повлекшем смерть человека или иные тяжкие последствия (ч. 2 ст. 220 УК РФ), простом незаконном обороте многих видов огнестрельного оружия (ч. 1 ст. 222 и 223 УК РФ) и о значительном числе других деяний.
    Аналогично в УК РФ распределены и сроки лишения свободы, превышающие 5 лет, поскольку законодателями не учитывается степень общественной опасности конкретных умышленных и неосторожных преступлений, повлекших тяжкие последствия (включая смерть двух или более лиц), и наличие либо отсутствие тяжких последствий или иного вреда, которые могут быть причинены различными умышленными преступлениями.
    Таким образом, наблюдается несистемный подход законодателя к распределению по степени опасности умышленных и неосторожных преступлений, за которые не предусмотрено лишение свободы и преступлений, его предусматривающих.
    Такой подход нарушает принцип справедливости, поскольку за все виды причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью, подпадающего под действие общей нормы УК РФ о данном деянии (ч. 1 ст. 118), не предусмотрено лишение свободы как в случае причинения одному человеку вреда здоровью, отнесенного к тяжкому по минимальным критериям, так и в случаях причинения по неосторожности наиболее тяжкого вреда здоровью, приводящего человека в беспомощное состояние, причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью человека в результате нарушения правил обращения с частью видов источников повышенной опасности или применения к нему насилия, опасного для его здоровья, но не влекущего ответственности по норме УК РФ, предусматривающей лишение свободы, причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью двум или более лицам, а также в других случаях, свидетельствующих о повышенной общественной опасности данного неосторожного деяния.
    Лишение свободы предусмотрено за виды причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью, подпадающего под действие общей нормы УК РФ о причинении по неосторожности тяжкого вреда здоровью, совершенном вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей, и в части специальных норм о причинении по неосторожности как тяжкого, так и средней тяжести или легкого вреда здоровью, а также в части норм об умышленных преступлениях, уголовная ответственность наступает независимо от причинения ими какого-либо вреда.
    Вышеизложенное свидетельствует о необходимости введения в КоАП РФ, проект нового КоАП РФ и УК РФ минимальных критериев установления мер ответственности и наказаний за причинение по неосторожности легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью человека, соответствующих степени опасности конкретных деяний, совершенных физическими или юридическими лицами, как в ч. 3 ст. 6.3 и ч. 10.2 ст. 13.15 КоАП РФ, ч. 1 ст. 236 и 207.2 УК РФ, так и в случаях совершения других деяний, представляющих различную степень опасности, в целях соблюдения принципа справедливости.
    При внесении данных изменений, учитывая наличие уголовной ответственности физических лиц за любое причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человеку (ч. 1 и 2 ст. 118 и ст. 109 УК РФ) и отсутствие уголовной ответственности юридических лиц, необходимо установление различных мер административных наказаний за причинение по неосторожности физическими лицами легкого или средней тяжести вреда здоровью человеку и указанных мер за причинение по неосторожности юридическими лицами легкого, средней тяжести или тяжкого вреда здоровью либо смерти человеку, а также решение вопроса о частичной или полной декриминализации причинения по неосторожности физическими лицами легкого или средней тяжести вреда человека в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 207.2 и 236 УК РФ и другими нормами УК РФ, устанавливающими уголовную ответственность за причинение по неосторожности легкого и (или) средней тяжести вреда здоровью человека, и о частичной декриминализации причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человеку в случае, если отсутствует непосредственная угроза причинения указанных последствий неосторожными действиями самого виновного лица, а не лиц, причинивших умышленно или по неосторожности тяжкий вред здоровью или смерть человеку, в результате неосторожного деяния виновного лица, которое могло и не повлечь указанных последствий без виновных действий данных лиц.
    В случае частичной декриминализации причинения по неосторожности легкого и средней тяжести вреда здоровью человеку, в целях правильного распределения мер административной и уголовной ответственности, целесообразно сохранение уголовной ответственности только за массовое неосторожное причинение легкого вреда здоровью, его причинение в случаях, когда совершенное деяние влечет возникновение повышенной опасности для жизни или здоровья людей или причиняет им особые страдания, и за причинение средней тяжести вреда здоровью двум или более лицам, его причинение в случаях, когда совершенное деяние влечет возникновение опасности для жизни или здоровья людей или причиняет им особые страдания.
    В случае частичной декриминализации причинения по неосторожности тяжкого вреда здоровью или смерти человеку, в целях правильного распределения мер административной и уголовной ответственности, целесообразно сохранение уголовной ответственности за причинение по неосторожности тяжкого вреда здоровью, не являющегося наиболее тяжким, двум или более лицам, его причинение в случаях, когда совершенное деяние влечет возникновение непосредственной опасности для жизни человека или причиняет ему особые страдания, причинение по неосторожности наиболее тяжкого вреда здоровью, причинение по неосторожности смерти двум или более лицам, ее причинение самим виновным лицом, неосторожно использующим предмет или вещество, представляющие опасность для жизни или здоровья человека, или нарушающим установленные правила в случаях возникновения непосредственной опасности для жизни человека вследствие несоблюдения данных правил указанным лицом, а также причинение по неосторожности смерти человеку в случаях причинения по неосторожности вреда здоровью или особых страданий другим лицам или причинения особых страданий умершему лицу.
    Внесение вышеуказанных изменений в УК РФ необходимо в целях: соблюдения прав человека, принципов высшей ценности человека, его прав и свобод, справедливости и равенства перед законом и судом, экономии мер уголовной репрессии, сдерживания роста преступности, противодействия коррупции, правильной экономии бюджетных средств, исключения переполнения мест лишения свободы, упорядочивания правовых норм и дальнейшей либерализации уголовного законодательства РФ.

    Просмотров: 901 | Добавил: bukhalov | Рейтинг: 0.0/0 | |



    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    МЕДВЕДЕВУ.РУ © 2020