Пятница, 28.02.2020, 15:23
МЕДВЕДЕВУ.РУ
Обращения Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Рубрики
  • Обращения
  • Новости
  • В России и в мире
  • Информация о сайте
  • Форум
  • Группа "ВКонтакте"
  • Связь с администрацией
  • К сведению
  • Письмо не опубликовано?
  • Осторожно: "эксперты"!


  • Опрос
    Самая проблемная сфера в России, по-Вашему:
    Всего ответов: 2672
    Сообщество
    Архив писем
    Из форума
  • Круглый стол с академиками (1792)

  • Конституция и поправки (0)

  • 1война машин уже началась. И первыми против нас выступили им (0)

  • Повальное воровство (0)

  • Искренние поздравления (0)

  • Календарь
    «  Январь 2020  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
      12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031
    Объявления


    Статистика

    Онлайн всего: 5
    Гостей: 4
    Пользователей: 1
    matildalf69
    Карта посещений
    Locations of visitors to this page
     
    Главная » 2020 » Январь » 12 » О необходимости декриминализации незаконных сбыта и изготовления газового оружия
    О необходимости декриминализации незаконных сбыта и изготовления газового оружия
    21:42
    Уважаемый Дмитрий Анатольевич!
    Существует необходимость декриминализации незаконных сбыта и изготовления газового оружия, учитывая небольшую опасность данного оружия, поскольку оно предназначено не для причинения смерти человеку, а для временного химического поражения живой цели путем применения слезоточивых или раздражающих веществ (ст. 1 ФЗ Об оружии) и его меньшую опасность, чем пневматического и сигнального оружия, за незаконный оборот которых отсутствует уголовная ответственность, и конструктивно сходных с оружием изделий, способных поражать цель на расстоянии и причинять тяжкий вред здоровью человека (строительно-монтажных пистолетов, ружей для подводной охоты, луков и арбалетов для развлекательной стрельбы и т.п.).
    Предметы, в настоящее время отнесенные ФЗ Об оружии к газовому оружию, были отнесены к оружию только в Законе РФ Об оружии 1993г., поэтому ранее они не всегда являлись оружием по законодательству РФ.
    Предметы, отнесенные к газовому оружию в ФЗ Об оружии, в законодательстве ряда стран мира (в частности, в законодательстве Латвии) отнесены не к оружию, а к специальным средствам. При этом в части стран мира (включая США) к оружию отнесены любые предметы, используемые в качестве оружия для защиты и нападения.
    Уголовная или административная ответственность за незаконные действия с предметами, отнесенными к газовому оружию, в законодательстве СССР, РСФСР и других союзных республик не предусматривалась.
    В РФ уголовная ответственность за ряд незаконных действий с газовым оружием была введена в 1997 году (ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ), а административная ответственность за многие незаконные действия с различными видами оружия была введена только с 1 июля 2002 года (ст. 20.8 – 2015 КоАП РФ). При этом отдельная ответственность была введена только за продажу без лицензии механических распылителей, аэрозольных и других устройств, снаряженных веществами слезоточивого или раздражающего действия, т.е. видов газового оружия, приобретаемого без лицензии (ст. 20.15 КоАП РФ), а в других нормах КоАП РФ была установлена ответственность за нарушение многих правил оборота оружия и патронов к нему (ст. 20.8 – 20.14 КоАП РФ).
    До 2003 года в РФ предусматривалась уголовная ответственность за незаконные приобретение и ношение газового оружия (ч. 4 ст. 222 УК РФ), при этом данные деяния являлись преступлением только с 1997 – 2003гг., а ранее ответственность за незаконные действия с газовым оружием в законодательстве РСФСР и РФ не предусматривалась (ст. 218 УК РСФСР 1960г.).
    ФЗ от 8 декабря 2003г. N 162-ФЗ незаконные приобретение и ношение газового оружия были декриминализированы, но была сохранена уголовная ответственность за незаконные сбыт и изготовление газового оружия (ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ), что нелогично и противоречит положениям ст. 2 и 19 Конституции РФ и ст. 14 УК РФ.
    В Постановлении Конституционного Суда РФ от 17 июня 2014г. N 18-П отмечено, что уголовное законодательство, является по своей правовой природе крайним (исключительным) средством, с помощью которого государство реагирует на факты противоправного поведения в целях охраны общественных отношений, если она не может быть обеспечена должным образом только с помощью правовых норм иной отраслевой принадлежности. Из данного утверждения следует, что уголовная ответственность допустима только за незаконный оборот наиболее опасных видов оружия и незаконный оборот иных видов оружия, повлекший тяжкие последствия.
    Наказания, предусмотренные за незаконные сбыт и изготовление газового оружия в ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ, являются излишне строгими и несоответствующими степени опасности данных деяний.
    При этом в ч. 4 ст. 222 УК РФ предусмотрена ответственность только за незаконный сбыт гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия, огнестрельного оружия ограниченного поражения, газового оружия, холодного оружия, не имеющего культурной ценности, в том числе метательного оружия, а наиболее строгим видом наказания является наказание в виде лишения свободы на срок до 2 лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев или без такового. При этом за незаконную продажу гражданского огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия и огнестрельного оружия ограниченного поражения в ч. 6 ст. 20.8 КоАП РФ предусмотрена административная ответственность.
    В ч. 4 ст. 223 УК РФ предусмотрена ответственность за незаконные изготовление, переделку или ремонт огнестрельного оружия ограниченного поражения либо незаконное изготовление газового оружия, холодного оружия, метательного оружия, а также за незаконные изготовление, переделку или снаряжение патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения либо газовому оружию. Наиболее строгий вид наказания, предусмотренный в ч. 4 ст. 223, равен указанному виду наказания, предусмотренному в ч. 4 ст. 222, за исключением установления минимального размера дополнительного наказания в виде штрафа (50 тысяч рублей). При этом дополнительное наказание в виде штрафа за незаконное изготовление холодного, метательного, газового и огнестрельного оружия и другие подобные незаконные действия, указанные в ст. 223 УК РФ, было введено только с 1 июля 2011 года.
    Менее строгие чем наказание в виде лишения свободы виды наказания (обязательные работы, исправительные работы, ограничение свободы, арест (не применяющийся вид уголовного наказания) и принудительные работы), также являются излишне строгими и не соответствуют степени опасности данных деяний.
    При этом наказания, предусмотренные в ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ, являются более строгими, нежели наказания за подобные деяния во многих странах мира, в которых за их совершение предусмотрена уголовная ответственность, и наказания за целый ряд насильственных и других опасных преступлений.
    Строгость наказаний, предусмотренных ч. 4 ст. 222 УК РФ, повлияла на вынесение Постановления Конституционного Суда РФ от 17 июня 2017г. N 18-П, декриминализировавшего незаконный сбыт холодного оружия, имеющего культурную ценность, но для полного соблюдения положений Конституции РФ требуется декриминализация всех незаконных действий с холодным оружием и другими видами оружия, не представляющими большой степени опасности, предусмотренных ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ, и внесение в ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ других изменений, смягчающих наказания и упорядочивающих меры ответственности и наказаний за незаконные действия с различными видами оружия и патронов по степени их опасности.
    Учитывая отсутствие в прежнем уголовном законодательстве ответственности за незаконные действия с газовым и метательным оружием, а также огнестрельным оружием ограниченного поражения, выделенным в отдельный вид оружия только с 2011 года, и декриминализацию в законодательстве СССР незаконного оборота огнестрельного гладкоствольного охотничьего оружия с последующей криминализацией и декриминализацией незаконных действий с любым или гражданским гладкоствольным огнестрельным оружием в ст. 222 УК РФ, а также наличие в ч. 6 ст. 20.8 КоАП РФ административной ответственности за незаконную продажу видов огнестрельного оружия, указанных в ч. 4 ст. 222 УК РФ, и отсутствие уголовной ответственности незаконные действия с указанными видами оружия в части стран СНГ и ряде других стран мира, допустима полная декриминализация деяний, предусмотренных ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ, или замена ответственности за их совершение уголовной ответственностью за незаконный оборот огнестрельного оружия и видов оружия, сходных с ним по степени опасности, повлекший тяжкие последствия и декриминализация менее опасных деяний.
    Учитывая вышеизложенное, существует необходимость декриминализации незаконных сбыта и изготовления газового, холодного и метательного оружия, в особенности, не повлекших наступления тяжких последствий.
    В ФЗ Об оружии сохраняются запреты на приобретение и сбыт всех видов гражданского оружия лицами без гражданства и на их продажу иностранными гражданами, поэтому лицо без гражданства не имеет права на приобретение, продажу, дарение и наследование даже тех видов газового оружия, которые приобретаются без лицензии и регистрации не подлежат, а иностранные граждане не имеют права на продажу приобретенного ими газового оружия и обязаны вывезти из РФ в течение 10 дней виды газового оружия, приобретаемого по лицензии и подлежащего регистрации в уполномоченных органах, регистрация которых с выдачей разрешения на хранение оружия предусмотрена только для граждан РФ. При этом патроны к такому оружию могут быть приобретены только по разрешению на хранение оружия.
    Это может способствовать росту количества обвинений иностранных граждан и лиц без гражданства в незаконном сбыте газового и иного гражданского оружия и увеличению числа противоправных посягательств на лиц без гражданства и иностранных граждан и случаев причинения данными лицами тяжкого вреда здоровью или смерти нападающим, учитывая полное отсутствие права на приобретение оружия самообороны лицами без гражданства и ограничение права иностранных граждан на приобретение и иной оборот видов оружия, приобретаемого по лицензии.
    ФЗ от 02.08.2019 N 280-ФЗ с 30 января 2020 года будет введен запрет на хранение видов оружия, приобретение которых ограничено лицами, не имеющими права на его приобретение, поэтому лица без гражданства любого возраста и несовершеннолетние граждане РФ будут лишены права на хранение видов газового оружия самообороны, приобретаемого без лицензии, и других видов гражданского оружия, право на приобретение которых имеют граждане РФ, достигшие определенного возраста (как правило, 18 лет, но в отношении приобретения части видов охотничьего оружия и оружия, приобретаемого по лицензии на коллекционирование оружия – 16 лет, если указанный возраст установлен законом субъекта РФ для приобретения по лицензии охотничьего огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия), не подлежащих регистрации в уполномоченных органах.
    В ст. 13 ФЗ Об оружии установлен запрет на приобретение гражданского оружия самообороны, включая газовое оружие гражданами РФ, не достигшими возраста 18 лет, поэтому данное оружие, приобретаемое как по лицензии, так и без лицензии, не может быть приобретено несовершеннолетними гражданами РФ (включая граждан РФ, достигших возраста 16 лет, имеющих разрешение на хранение и ношение охотничьего оружия, выдаваемое указанным несовершеннолетним гражданам в ряде субъектов РФ в соответствии с их законодательством). При этом несовершеннолетние лица, достигшие возраста 16 лет, подлежат административной и уголовной ответственности на общих основаниях.
    Учитывая необоснованность наличия в ФЗ Об оружии запрета на приобретение гражданского оружия лицами без гражданства, следует отменить указанный запрет и ввести право на приобретения ими газового и иного оружия в порядке, установленном для иностранных граждан или граждан РФ, в зависимости от временного или постоянного проживания в РФ, наличия в прошлом гражданства СССР, РФ или страны СНГ и отнесения конкретного вида оружия к оружию, приобретаемому без лицензии гражданами РФ и иностранными гражданами. Необходимо и введение права на продажу иностранными гражданами видов оружия, приобретаемых без лицензии, или всех видов гражданского оружия.
    Учитывая вышеизложенное, необходимо введение права на приобретение гражданского газового оружия самообороны, приобретаемого без лицензии, любыми несовершеннолетними лицами, имеющими справки о знании правил безопасного обращения с оружием либо документы, удостоверяющие право на охоту (охотничьи билеты), или дающие право на приобретение охотничьего оружия (соответствующие лицензии или разрешения), либо отмены возрастного ограничения на приобретение части или всех данных видов оружия без установления обязанности предъявления вышеуказанных или других специальных документов, либо полной отменой возрастного ограничения на приобретение всех его видов, четкое разделение видов оружия самообороны, приобретаемых по лицензии или без лицензии, а также отмена ограничений на оборот всех видов оружия самообороны, препятствующих его ношению и использованию в целях самообороны.
    При внесении данных изменений, направленных на большее распространение в целях самообороны газового оружия самообороны, необходимо четкое упорядочивание критериев, отграничивающих виды оружия от других предметов, по степени их опасности, и введение правил оборота видов гражданского оружия, правила приобретения которых отсутствуют, и видов оружия, не предусмотренных ФЗ Об оружии, упорядочивающих ограничения на их оборот по степени их опасности.
    При определении критериев отнесения к оружию устройств газового действия, учитывая степень их опасности и законодательство стран мира, во многих из которых такие предметы не отнесены к оружию, но к оружию отнесены любые предметы, примененные для нападения или защиты, логично исключить их из перечня видов оружия или отнести к оружию любые предметы, приспособленные для использования в качестве оружия или используемые в его качестве.
    Учитывая современное развитие науки и техники, необходимо создание газового или иного оружия самообороны, способного эффективно временно остановить нападение, но не причиняющего нападающему, обороняющемуся или другим лицам вреда здоровью, которое можно безопасно доверить лицу любого возраста, как имеющему, так и не имеющему возможности его правильного использования, или выявление с последующим введением в свободный оборот такого оружия в числе предметов, производимых в РФ как законно, так и незаконно, либо ввозимых в РФ, если о конкретных предметах распространяется информация об их безопасном использовании в целях самообороны. Это возможно путем комплексного взаимодействия законодателей, правоприменителей, ученых различных технических и естественно-научных специальностей и лиц, предлагающих проекты создания таких предметов или изготовивших подобные предметы, а также других лиц, интересующихся проблемами создания наиболее эффективных и безопасных средств самообороны.
    Основное назначение оружия самообороны (в особенности, приобретаемого без лицензии) указывает на необходимость предоставления законодателем права на его ношение во многих местах, которое может быть ограничено только в крайних случаях и в местах, в которых установлены усиленные меры безопасности, исключающие возможности беспрепятственного проноса в них опасных предметов и нападения на людей. Поэтому установление существенных ограничений на приобретение, хранение, ношение и иной оборот оружия самообороны противоречит его целевому назначению и нарушает принцип высшей ценности человека, его прав и свобод (ст. 2 Конституции РФ), что требует допуска к свободному обороту любыми лицами наименее опасного оружия самообороны.
    Лицензирование приобретения газовых пистолетов и револьверов отменено в законодательстве значительного числа зарубежных стран (Латвия, Литва, Германия, США и др.), а в части данных стран отменена и их регистрация в полиции.
    Существуют образцы пистолетов и револьверов, являющиеся по своим характеристикам огнестрельным оружием ограниченного поражения, но сертифицированные в качестве газового оружия до 1 июля 2011 года, что означает их формальное отнесение к газовому оружию, сохраняющее их более свободный правовой режим, чем установленный в отношении огнестрельного оружия ограниченного поражения, и меньшую ответственность за многие незаконные действия с ними, чем за указанные действия, совершенные в отношении всех видов огнестрельного оружия, за исключением их незаконных сбыта и изготовления (ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ) и незаконной продажи огнестрельного оружия ограниченного поражения (учитывая наличие административной ответственности за его незаконную продажу физическими лицами в ч. 6 ст. 20.8 КоАП РФ), а также незаконного оборота патронов к огнестрельному оружию ограниченного поражения (учитывая отсутствие ответственности за незаконные действия с указанными патронами в ч. 6 ст. 20.8 КоАП РФ и ч. 4 ст. 222 УК РФ и их отнесение к видам боеприпасов, а не оружия (в отличие от патронов к газовому оружию, отнесенных к газовому оружию в ст. 3 ФЗ Об оружии)), кроме их незаконных изготовления, переделки или снаряжения (ч. 4 ст. 223 УК РФ). Это требует не только пересертификации данных видов оружия, но и изменения правил сертификации оружия и отнесения предмета к конкретному виду оружия в целях установления правил оборота различных видов оружия, соответствующих степени их опасности, как до сертификации конкретного выявленного образца оружия, так и после ее проведения, в особенности, если была проведена проверка поражающей способности предмета или произошло его применение в качестве вида оружия, с которым он имеет внешнее или конструктивное сходство, либо на предмет имеется любой документ, содержащий его технические характеристики и относящий его к конкретному кругу предметов.
    В различных странах мира существуют виды пуль, являющиеся капсулами, содержащими вещества слезоточивого или раздражающего действия, предназначенные для использования в газовых пистолетах, пневматическом оружии или в других видах стрелкового оружия, и специальные газовые пистолеты, револьверы, газобаллонные пневматические пистолеты и револьверы, а также иные предметы, сходные по принципу действия с газовым, пневматическим или иным оружием, но предназначенные для поражения цели на расстоянии пулями, снаряженными слезоточивыми или иными веществами, разрешенными к использованию в газовом оружии. В частности, в США производятся и распространяются газобаллонные пневматические пистолеты, в которых используются именно газовые пули, а в ЮАР для самообороны разрешено приобретение устройств, сходных с маркерами для игры в пейнтбол, и газовых пуль к ним.
    В ФЗ Об оружии понятие газовых пуль и иных газовых устройств, не отнесенных к газовым пистолетам, револьверам, патронам, а также механическим распылителям, аэрозольным и другим устройствам, и правила их оборота либо запрет на их оборот не предусмотрены. При этом к газовым пистолетам и револьверам относят только предметы, конструктивно сходные с огнестрельным оружием, а к иным видам газового оружия фактически отнесены только пистолеты, револьверы и иные устройства, сходные с огнестрельным оружием, не предназначенные для использования патронов, имеющих большинство признаков патронов к современному огнестрельному оружию (сходные калибр, длину гильзы и т.п.), и, как правило, имеющие меньшую прочность, чем огнестрельное оружие и газовые пистолеты и револьверы, приобретаемые по лицензии, исключающую использование в патронах порохового заряда в значительном или в любом количестве, аэрозольные пистолеты, механические распылители и газовые баллончики для самообороны.
    Предметы, являющиеся газобаллонными пневматическими пистолетами, маркерами для игры в пейнтбол или иными устройствами, предназначенными для метания пуль, сходными с пневматическим, метательным сигнальным или огнестрельным оружием, могут быть отнесены только к указанным видам оружия или конструктивно сходным с оружием изделиям, что означает отсутствие возможности применения к случаям незаконных сбыта и изготовления многих их видов положений ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ, учитывая отнесение многих видов указанных предметов к не газовому, метательному или огнестрельному оружию, а к иным видам оружия или другим предметам, и отсутствие запретов на свободный оборот части видов метательного оружия и других видов оружия, не предусмотренных ФЗ Об оружии, а также наличие ответственности за незаконные действия с пистолетами, револьверами, винтовками и многими другими видами огнестрельного оружия в ч. 1 – 3 ст. 222 и 223 УК РФ, а не в ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ. При этом отнесение предмета к пневматическому сигнальному или метательному оружию исключает его отнесение к оружию самообороны, учитывая положения ст. 3 ФЗ Об оружии, а отнесение пневматического или сигнального оружия к видам оружия, приобретаемым по лицензии, напрямую исключает право на его приобретение в целях самообороны, давая право на его приобретение только в качестве сигнального, охотничьего или спортивного оружия соответственно, учитывая положения ст. 13 ФЗ Об оружии.
    Охотничье и спортивное оружия, приобретение которого ограничено лицензированием, не может быть приобретено по лицензии, дающей право на приобретение оружия самообороны, поэтому оборот таких видов оружия в качестве оружия самообороны полностью ограничен. Виды оружия, не отнесенные к оружию самообороны могут быть использованы в целях самообороны только в состояниях необходимой обороны и крайней необходимости.
    Фактически отсутствуют прямые ограничения возможности использования в целях самообороны всех видов гражданского оружия, приобретаемых без лицензии и не подлежащих регистрации, или видов оружия, не предусмотренных ФЗ Об оружии, а также конструктивно сходных с оружием изделий и других предметов, не отнесенных к оружию, но отсутствие их в перечне видов оружия самообороны и наличие в ФЗ Об оружии понятия именно оружия, а не иных средств самообороны, может создавать трудности при решении вопроса о признании действий обороняющихся правомерными, а наличие у примененного предмета поражающей способности, позволяющей причинить тяжкий вред здоровью человеку, и его причинение указанным предметом может создавать условия для привлечения к уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны или за совершение преступления, не связанного с самообороной.
    При этом использование газовых пуль, имеющих характеристики, исключающие возможность причинения тяжкого или средней тяжести вреда здоровью человека, не может повлечь уголовной ответственности за превышение пределов необходимой обороны или мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, предусмотренной ст. 108 или 114 УК РФ, и может исключить ответственность по ст. 116, 116.1, 115, 112 и другим нормам УК РФ о причинении вреда здоровью или физической боли человеку в случаях отсутствия доказательств необходимой обороны и других обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния.
    Ответственность за незаконные действия с газовыми пулями в УК и КоАП РФ отсутствует и указанные виды пуль не отнесены к оружию, боеприпасам и другим предметам, оборот которых ограничен ФЗ Об оружии.
    Учитывая вышеизложенное, необходимо введение четких правил оборота газовых пуль и устройств, предназначенных для их использования, в качестве оружия самообороны, устанавливающих критерии допустимой поражающей способности газовых пуль и вводящих ограничения их использования, соответствующие степени опасности конкретных видов оружия.
    Не все виды газовых устройств, которые могут быть использованы для самообороны отнесены к газовому оружию в ФЗ Об оружии. Такими устройствами являются газовые баллончики, предназначенные для самообороны от животных, содержащие повышенные концентрации слезоточивых или раздражающих веществ, которые не отнесены к оружию и разрешены к гражданскому обороту в качестве средств бытовой химии, что означает их нахождение в свободном обороте, а специальные газовые баллончики и другие устройства, содержащие повышенные концентрации слезоточивых или раздражающих веществ, состоящие на вооружении органов внутренних дел и других государственных военизированных организаций, на вооружение которых они были приняты в порядке, установленном законодательством РФ, отнесены не к оружию, а к специальным средствам, поэтому они не являются предметами преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 222 и 223 УК РФ, и административных правонарушений, предусмотренных ст. 20.8 - 20.15 КоАП РФ, но отдельная ответственность за их незаконный оборот и нарушение правил их оборота в УК и КоАП РФ не предусмотрена и их оборот не регулируется ФЗ Об оружии или другим специальным федеральным законом.
    Поэтому многие устройства, конструктивно сходные с газовым оружием, и представляющие большую опасность, чем гражданское газовое оружие, не отнесены к оружию и на оборот большей части таких устройств отсутствуют ограничения, установленные на оборот газового оружия в ФЗ Об оружии, что требует декриминализации незаконных сбыта и изготовления газового оружия и установления точных и справедливых критериев отнесения конкретных устройств к газовому оружию, исключающих произвольность их отнесения к оружию, и установления ограничений на их оборот.
    К газовому оружию в ст. 1 ФЗ Об оружии отнесено оружие для временного химического поражения живой цели путем применения слезоточивых или раздражающих веществ, а в ст. 6 ФЗ Об оружии предусмотрен запрет к обороту на территории РФ газового оружия, снаряженного нервно-паралитическими, отравляющими, а также другими веществами, не разрешенными к применению федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения.
    При этом газовое оружие признается законодательством РФ и международным законодательством менее опасным видом оружия, чем химическое оружие, оборот которого запрещен международным договором РФ. В ст. 2 ФЗ от 02.05.1997 N 76-ФЗ «Об уничтожении химического оружия» предусмотрена обязанность уничтожать химическое оружие, хранящееся на территории РФ. При этом к химическому оружию в ст. 1 данного ФЗ отнесены в совокупности или в отдельности токсичные химикаты, боеприпасы и устройства, специально предназначенные для смертельного поражения или причинения иного вреда за счет токсических свойств токсичных химикатов, высвобождаемых в результате применения таких боеприпасов и устройств, а также оборудование, специально предназначенное для использования непосредственно в связи с применением указанных боеприпасов и устройств.
    Оборот химического оружия и иного оружия массового поражения, запрещенного международным договором РФ, влечет ответственность по ст. 355 УК РФ.
    Таким образом, устройство, способное причинить тяжкий вред здоровью или смерть человеку путем его поражения отравляющим веществом, не может быть отнесено к газовому оружию и может быть отнесено к химическому оружию только, если оно является токсичными химикатами, боеприпасами и устройствами, специально предназначенными для смертельного поражения или причинения иного вреда за счет токсических свойств токсичных химикатов, высвобождаемых в результате применения таких боеприпасов и устройств, а также оборудованием, специально предназначенным для использования непосредственно в связи с применением указанных боеприпасов и устройств, а отнесение к газовому оружию устройства, предназначенного для причинения вреда здоровью человека, проблематично, учитывая определение газового оружия и отнесение многих газовых устройств, обладающих более высокой поражающей способностью, чем гражданское газовое оружие, не к оружию, а к средствам бытовой химии или специальным средствам.
    В ФЗ Об оружии разрешенное к обороту газовое оружие отнесено только к гражданскому оружию самообороны, которым являются газовые пистолеты и револьверы, в том числе патроны к ним, механические распылители, аэрозольные и другие устройства, снаряженные слезоточивыми или раздражающими веществами, разрешенными к применению федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере здравоохранения (ст. 3 ФЗ Об оружии). Это затрудняет четкое распределение по опасности видов газового оружия, разрешенных или запрещенных к обороту, учитывая отсутствие газового оружия в перечне других видов гражданского оружия (ст. 3 ФЗ Об оружии) и видов служебного оружия (ст. 4 ФЗ Об оружии), наличие запрета к обороту только видов газового оружия, снаряженного определенными веществами, способными причинить вред здоровью человека, и отнесение к газовому только оружия, предназначенного для временного химического поражения живой цели, а также отсутствие в ФЗ Об оружии определений аэрозольных и других устройств и газовых пистолетов и револьверов и отнесение к устройствам, не являющимся оружием, многих газовых устройств, имеющих более высокую поражающую способность, чем гражданское газовое оружие, или предназначенных для использования сотрудниками правоохранительных органов.
    Следует отметить, что уголовная ответственность за незаконный оборот газового оружия полностью отсутствует в законодательстве многих стран мира (Эстонии, Молдове, Украине, Узбекистане, Грузии и др.) и частично отсутствует в УК целого ряда стран мира, включая Армению (кроме незаконного ношения (ч. 4 ст. 235 УК РА)) и Латвию (кроме незаконного изготовления газовых пистолетов и револьверов, а также патронов к ним, заполненных веществами раздражающего и парализующего воздействия, а также действий, связанных с ним. Данные деяния являются уголовными проступками и не влекут судимости. При этом в Законе Об оружии Латвии газовые средства самообороны отнесены не к оружию, а к специальным средствам самообороны.
    В УК Казахстана 2014г. уголовная ответственность установлена только за незаконное изготовление газового оружия, которое является уголовным проступком (ч. 1 ст. 287 и ч. 4 ст. 288 УК РК), т.е. деянием, влекущим уголовную ответственность по нормам УК РК, но не влекущим судимости, при этом применение ареста за уголовные проступки ко всем лицам, которым он может быть назначен, будет возможно только с 2022 года (Согласно ст. 467 УК РК, в которую вносились изменения в 2017 – 2019 годах, действие ст. 45 о наказании в виде ареста ранее было приостановлено до 1 января 2020 года, но приостановление ее действия было продлено до 1 января 2022 года, при этом установлено, что ее положения применяются в отношении военнослужащих и в случаях, предусмотренных пунктом 1) части шестой статьи 41, пунктом 1) части пятой статьи 42 и пунктом 1) части 2-1 статьи 43 УК РК (при неуплате штрафа осужденным за совершение уголовного проступка, возникновении обстоятельств, препятствующих отбыванию исправительных работ трудоспособным осужденным за совершение уголовного проступка, и уклонении от общественных работ осужденным за совершение уголовного проступка), с 1 января 2017 года, а в отношении лиц, к которым в качестве дополнительного вида наказания назначено выдворение за пределы Республики Казахстан иностранца или лица без гражданства, - с 1 января 2019 года). С 2018 года максимальный срок ареста сокращен с 90 до 50 суток, согласно ч. 1 ст. 45 УК РК. При этом арест не назначается несовершеннолетним, беременным женщинам, женщинам, имеющим малолетних детей, мужчинам, воспитывающим в одиночку малолетних детей, женщинам в возрасте пятидесяти восьми и свыше лет, мужчинам в возрасте шестидесяти трех и свыше лет, инвалидам первой или второй группы (ч. 3 ст. 45).
    Таким образом, в УК Казахстана к преступлениям с 1998 по 2015 год было отнесено только незаконное изготовление газового оружия, а с 2015 года оно сохранено в УК в качестве промежуточного между административным правонарушением и преступлением деяния – уголовного проступка.
    Ответственность за незаконные действия с газовым оружием отсутствует и в КоАП части стран постсоветского пространства (Армении, Узбекистана и др.).
    В УК Кыргызстана 1997г. были установлены менее строгие наказания за незаконное изготовление холодного, метательного, газового и огнестрельного оружия, чем за иной их незаконный оборот, влекущий уголовную ответственность (ст. 241 и 242). Наказания за незаконный оборот видов огнестрельного оружия, влекущий уголовную ответственность, не являющийся его незаконным изготовлением или ремонтом, усиливались постепенно.
    В УК Кыргызстана 2017г., вступившим в силу с 1 января 2019 года, установлены менее строгие наказания за незаконное изготовление холодного, метательного, газового и огнестрельного оружия (ст. 253 и 254), т.е. незаконное изготовление всех видов оружия, незаконный оборот которых влечет уголовную ответственность в любом случае влечет менее строгое наказание, чем незаконные приобретение, ношение, сбыт и иной их незаконный оборот, влекущий уголовную ответственность.
    Со времени вступления в силу УК Кыргызстана 1997г. и до исключения из него наказания в виде ареста в 2007 году наказание в виде лишения свободы было отменено за незаконное изготовление холодного оружия (ч. 4 ст. 242). С 2007 по 2018 год за данное деяние было установлено максимальное наказание в виде лишения свободы на срок до 1 года (ч. 4 ст. 242), а с 1 января 2019 года наказание в виде лишения свободы отменено за данное деяние в новом УК Кыргызстана 2017г. (ч. 1 ст. 254).
    Таким образом, уголовная и иная ответственность за незаконные действия с газовым оружием предусмотрена не во всех странах мира и целом ряде стран оно частично или полностью приравнено по мерам ответственности к холодному оружию.
    В ст. 20.15 КоАП РФ предусмотрена ответственность за продажу без соответствующей лицензии видов газового оружия, приобретаемого без лицензии, но отсутствует исключение данного газового оружия из ч. 4 ст. 222 УК РФ, предусматривающей ответственность за незаконный сбыт всех видов газового оружия, а получение лицензии необходимо только на производство и торговлю всеми видами гражданского газового оружия, но запреты и ограничения установлены и на ряд других видов сбыта гражданского газового оружия, приобретаемого без лицензии, которыми являются продажа оружия иностранными гражданами и любой сбыт гражданского газового оружия несовершеннолетним гражданам РФ и лицам без гражданства или его сбыт, совершенный ими. За незаконное изготовление всех видов газового оружия предусмотрена только уголовная ответственность (ч. 4 ст. 223 УК РФ). На практике, встречаются случаи привлечения к уголовной ответственности только за незаконный сбыт газовых пистолетов и револьверов (если они отнесены именно к газовым пистолетам и револьверам, приобретаемым по лицензии) по ч. 4 ст. 222 УК РФ и к административной ответственности за торговлю без лицензии газовыми баллончиками и другими подобными устройствами по ст. 20.15 КоАП РФ. При этом распространено мнение об отсутствии уголовной ответственности за незаконные сбыт и изготовление газовых баллончиков и других видов газового оружия, приобретаемого без лицензии, а Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 года N 5, затрагивающее рассмотрение вопросов судебной практики по делам о незаконном обороте оружия, содержит указание на наличие возможности привлечения к уголовной ответственности за незаконный оборот только видов газового оружия, запрещенных к обороту, что формально противоречит положениям ФЗ Об оружии и УК РФ, не являясь полным противоречием положениям ч. 2 ст. 14 УК РФ, учитывая малозначительность незаконных сбыта и изготовления гражданского газового оружия во многих случаях, поскольку данное оружие не представляет большей опасности, чем виды оружия, незаконный оборот которых не влечет уголовной ответственности, и предметов, сходных с газовым оружием, но не являющихся им. При этом случаи привлечения за незаконные сбыт и изготовление запрещенного газового оружия не встречаются в судебной практике.
    Вышеизложенное свидетельствует о необходимости декриминализации незаконных сбыта и изготовления гражданского газового оружия, а степень опасности всех видов газового оружия и отнесение к предметам, не являющимся оружием, многих сходных по принципу действия с ними устройств указывает на необходимость полной декриминализации незаконных сбыта и изготовления всех видов газового оружия и включения в ст. 20.15 КоАП РФ незаконных действий со всеми видами газового оружия, представляющих достаточную степень опасности для установления за их совершение мер ответственности и наказаний, предусмотренных ст. 20.15 КоАП РФ, или исключения из ст. 20.15 и других норм КоАП РФ, предусматривающих ответственность за нарушение определенных правил оборота оружия, положений об ответственности за незаконные действия со всеми видами газового оружия.
    Нормы законодательства, предусматривающие уголовную ответственность только за незаконные сбыт и изготовление определенных предметов, и относящие к предметам, за незаконные действия с которыми отсутствует уголовная ответственность или оборот которых не ограничен, виды предметов, представляющие не меньшую опасность, чем вышеуказанные определенные предметы, не могут способствовать борьбе с преступностью и пресечению неконтролируемого оборота опасных предметов, поскольку сама конструкция таких норм позволяет легко обходить закон (путем оформления сделки с предметами не как сбыта, а как их передачи без залога или под залог денежных средств или имущества, указания лицом, совершившим незаконный сбыт на утрату предметов или избавление от них без совершения их сбыта (выбрасывание, оставление где-либо, уничтожение и т.п.), изменение одной или нескольких характеристик предметов, влекущее придание им свойств предметов, находящихся в свободном или ином законном обороте, указание лицом, совершившим незаконное изготовление предметов, на совершение лишь их ремонта или переделки, не являющейся изготовлением, либо на непричастность к их незаконному изготовлению и т.п.) и провоцировать лиц, имеющих намерение совершить сбыт или изготовление предметов законно или незаконно, на их незаконное совершение без предупреждения указанных лиц об уголовной ответственности, а также провоцировать лиц, совершивших насильственные преступления, на избавление от орудий преступления, незаконные сбыт и изготовление которых влекут уголовную ответственность, или на изготовление и (или) использование для совершения преступления опасных предметов, им подобных, но не отнесенных к предметам, незаконные сбыт и изготовление которых криминализированы.
    Наличие в законодательстве норм, позволяющих легко обходить закон или провоцировать на совершение криминализированных действий лиц, которые могут не знать о противоправности таких действий или отказаться от своего намерения после предупреждения или в иных случаях, а также провоцировать виновных лиц на избавление от орудий преступлений, затрудняющее правильное расследование уголовных дел и изобличение лиц, совершивших насильственные преступления, или на использование в качестве орудий преступлений других предметов, имеющих равную или большую поражающую способность, не может способствовать правильному применению законов, соблюдению принципа справедливости, борьбе с преступностью, противодействию коррупции и пресечению неконтролируемого оборота опасных предметов. Поэтому данные нормы законодательства не могут соответствовать как нормам Конституции РФ и общепризнанным нормам международного права, так и общим основополагающим принципам права, что указывает на необходимость отмены таких норм законодательства и принятию законодательных мер к исключению возможности их введения в действие в будущем.
    Одним из главных недостатков ч. 4 ст. 222 и 223 и других норм УК РФ о незаконном обороте ряда видов оружия и иных опасных предметов или веществ является отсутствие в качестве криминообразующего или квалифицирующего признака совершения преступления с применением оружия или других опасных предметов, что означает наличие уголовной ответственности лица, совершившего незаконное действие с предметом, ее влекущее, но не применившего такой предмет в качестве орудия преступления, и отсутствие уголовной ответственности лица, применившего данный предмет, но не совершившего криминализированного незаконного действия с ним по причинам отсутствия факта его совершения или совершения только законных действий до применения предмета либо недоказанности фактов совершения конкретных незаконных действий. Более того, отсутствие уголовной ответственности за незаконный оборот предмета исключает возможность привлечения лица, применившего его в качестве орудия преступления к уголовной ответственности по совокупности данного преступления и незаконного действия с предметом. Подобное распределение мер ответственности за незаконный оборот предметов и их применение в качестве орудий преступления, а также нелогичное распределение ограничений на оборот оружия или других опасных предметов, допускающее произвольные введение или отмену ограничений на оборот предметов, представляющих различную степень опасности, несоответствует основной цели криминализации незаконного оборота оружия и других опасных предметов, заключающейся в предотвращении роста насильственной преступности и случаев наступления тяжких последствий в результате совершения неконтролируемых действий с опасными предметами, а также в усилении наказания лицам, применившим для совершения преступления опасные предметы, учитывая отсутствие возможности привлечения к уголовной ответственности по совокупности преступлений лиц, незаконно применивших предмет, оборот которого ими является законным или не влечет уголовной ответственности, при наличии такой возможности в отношении лиц, совершивших криминализированное незаконное действие с конкретным предметом и его применение для совершения преступления, и наличии возможности привлечения к уголовной ответственности за криминализированные незаконные действия с определенными опасными предметами лиц, не имеющих цели применения таких предметов для совершения насильственного преступления, виновных только в данных незаконных действиях, не повлекших наступления тяжких последствий. Подобное распределение мер ответственности подрывает основную идею криминализации незаконного оборота опасных предметов, установления иной ответственности за их незаконный оборот и введения ограничений на их оборот в целях усиления правовой охраны жизни и здоровья человека, других его основных прав и свобод, собственности и других охраняемых законом благ, а бесконтрольное установление уголовной ответственности за различные деяния, не повлекшие тяжких последствий, и произвольное ее установление за незаконные действия с частью видов оружия, представляющих различную степень опасности, может влечь массовое привлечение к уголовной ответственности многих лиц и рост насильственной, имущественной, коррупционной и иной преступности, учитывая негативные правовые и неправовые последствия привлечения к уголовной ответственности, судимости и отбывания лишения свободы и других строгих уголовных наказаний, а также рост преступлений со стороны лиц, склонных к их совершению и привлекавшихся к уголовной ответственности, и изменение отношения к уголовной ответственности, заключающееся в отношении к мерам уголовной ответственности и наказаний не как к таковым, а как к производственному риску и неизбежным негативным последствиям совершения действий, которые необходимо совершать в правомерных целях или совершение которых провоцируется жизненными обстоятельствами, что противоречит самим целям наказания, предусмотренным ст. 43 УК РФ, и основным принципам Конституции РФ и международного права.
    Вышеизложенное свидетельствует о необходимости декриминализации незаконных сбыта и изготовления газового оружия и иных деяний, заключающихся в незаконном обороте предметов, не представляющих значительно большей опасности, чем предметы, распространенные в свободном обороте, и в незаконном обороте более опасных последствий, не повлекшем наступления тяжких последствий, а также четкого распределения ограничений на оборот различных предметов по степени их опасности.
    Внесение данных изменений будет способствовать соблюдению конституционных прав человека и гражданина, противодействию коррупции и упорядочиванию правовых норм ФЗ Об оружии.

    Просмотров: 682 | Добавил: bukhalov | Рейтинг: 0.0/0 | |



    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    МЕДВЕДЕВУ.РУ © 2020