Среда, 26.06.2019, 18:07
МЕДВЕДЕВУ.РУ
Обращения Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Форма входа
Логин:
Пароль:
Поиск
Рубрики
  • Обращения
  • Новости
  • В России и в мире
  • Информация о сайте
  • Форум
  • Группа "ВКонтакте"
  • Связь с администрацией
  • К сведению
  • Письмо не опубликовано?
  • Осторожно: "эксперты"!


  • Опрос
    Самая проблемная сфера в России, по-Вашему:
    Всего ответов: 2650
    Сообщество
    Архив писем
    Из форума
    Группа "Гости" не имеет право просмотра модуля
    Календарь
    Объявления


    Статистика

    Онлайн всего: 7
    Гостей: 6
    Пользователей: 1
    Davidnep
    Карта посещений
    Locations of visitors to this page
     
    Главная » 2010 » Октябрь » 1 » Геноцид многодетной семьи
    Геноцид многодетной семьи
    15:03
       16 августа 2010 года следователем Хорольского межрайонного следственного отдела Следственного комитета при прокуратуре РФ по Приморскому краю Забияченко Д.А. было вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по моему заявлению о привлечении к уголовной ответственности сотрудников отдела опеки и попечительства Хорольского района, и иных лиц, которые причинили мне побои 29 июля 2010 года в одном из помещении данного отдела.
       Вот обстоятельства произошедшего: 27 июля 2010 года мне позвонил пристав-исполнитель и сообщил, что 29 июля 2010 года в 14 час. 30 мин. в здании отдела опеки Хорольского района состоится передача мне работниками указанного отдела согласно решению районного суда от 9 апреля 2010 года ранее незаконно отобранного у меня опекаемого Сергея Паскаря.
       В назначенное время я прибыл в кабинет работников отдела опеки, где уже находи-лись работники отдела Проневич Л.В., Серебрякова В.В. и Тарасова М.А., опекаемый мною Сергей Паскарь, а также инспектор ПДН ОВД Рубан Н.В., незаконно назначенный опекуном Сергея Паскаря на время моего незаконного отстранения от опекунства Суслина и опекаемая ею Татьяна Паскарь – старшая сестра Сергея. Также в указанном помещении вошла ранее незнакомая мне женщина из числа опекунов, которая сразу же стала укорять меня за то, что я не хочу отдать Сергея Паскаря под опеку Суслиной, что я плохо справляюсь со своими обязанностями опекуна. Её нахождение в служебном кабинете отдела опеки при так называемой передачи мне Сергея Паскаря ничем не объясняется, как только тем, что она предварительно была введена в курс дела работниками опеки, для оказания им поддержки и психологического давления на меня с целью добиться моего отказа от опекунства над ребенком.
       Далее, указанные выше работники отдела опеки вместо исполнения указаний суда о передачи мне ребенка стали требовать, чтобы я отказался от Сергея Паскаря в пользу Сусли-ной, а для этого подписал какие-то бумаги. В свою очередь я настаивал на том, чтобы реше-ние суда было приведено в исполнение. Видя, что работники опеки не имеют не малейшего желания исполнять решение суда, я взял Сергея Паскаря за руку, после чего Проневич, Се-ребрякова, Тарасова, Рубан, Суслина и Татьяна Паскарь набросились на меня и начали хватать меня за одежду, вырывать у меня Сергея. Словесно вразумляя присутствующих, говоря, что данный ребенок находится под моей опекой и что работники опеки незаконно удерживают его у себя, тем самым игнорируя решения суда, я попытался вывести Сергея Паскаря из кабинета и когда я подошёл к входной двери и стал открывать её Проневич, Серебрякова, Тарасова, Рубан, Суслина и Татьяна Паскарь набросились на меня и совместно, каждый из них, стали наносить мне множественные удары руками по спине, голове, рукам, рвать на мне волосы. Когда мне удалось вырваться от нападавших и буквально вывалиться из кабинета, Серебрякова схватила меня за волосы рукой и вырвала клок волос. После этого я и Сергей выбежали из здания опеки и сели в мою машину, после чего Сергей с радостью обнял меня. Мой водитель был свидетелем моих последних попыток вырваться из кабинета и очевидцем моего потрепанного состояния.
       Насильственными действиями Проневич, Серебряковой, Тарасовой, Рубан, Суслиной и Татьяны Паскарь мне были причинены телесные повреждения, документально зафиксированные, моральное унижение.
       Вышеуказанное постановление Зябченко Д.А. было основано исключительно на показаниях лиц, которые применили ко мне насилие. При этом Сергей Паскарь опрошен не был, так же как и водитель, который привозил меня в отдел опеки, были оставлены без внимания документы о наличии у меня телесных повреждений.
       7 августа 2010 года мною были поданы на вышеуказанное постановление следователя жалобы начальнику следственного отдела по Хорольскому району Саранцеву Д.В., а также в порядке ст. 125 УПК РФ в Хорольский районный суд.
       16 сентября 2010 года Саранцевым Д.В. было вынесено постановление об отказе в удовлетворении моей жалобы, при этом им было установлено, что постановление Зябченко вынесено «законно, обосновано и оснований для его отмены не имеется».
       Однако, буквально через 4 дня, 20 сентября 2010 года, Саранцев Д.В., видимо в связи с назначением районным судом слушания по моей жалобе на 22 сентября 2010 года, меняет своё мнение на противоположное и отменяет постановление следователя, поскольку «решение следователем об отказе в возбуждении уголовного дела принято преждевременно, без исследования всех обстоятельств дела».
       При этом, по мнению Саранцева, полнота проверки должна быть достигнута путём допроса ещё двоих участников моего избиения Паскарь Татьяны и её опекуна Суслиной, но никак не Сергея Паскаря, единственного незаинтересованного очевидца этих событий, а также водителя, который видел как я под градом ударов выбирался вместе с ребенком из кабинета.
       Считаю, что такие действия Саранцева Д.В. свидетельствуют о его заинтересованности в разрешении данного вопроса, именно в пользу виновных лиц, большинство из которых чиновники района, очевидно из солидарности с ними.
       Данное обстоятельство подтверждается и негативным отношением ко мне со стороны сотрудников следственного отдела, которые проявляются в грубом, неуважительном обращении ко мне, в том, что меня указанные лица постоянно вводят в заблуждение относительно проделанной ими работе по моим обращениям, в непредоставлении мне информации о такой работе.
       Так, следователь Зябченко Д.А., вручая мне копию постановления от 16 августа 2010 года в первых числах сентября сообщил, что направлял мне данный документ ранее по поч-те, однако до настоящего времени он ко мне так и не поступил.
       Начальник отдела Саранцев Д.В. на мой вопрос о том, почему в нарушение ст. 124 УПК РФ моя жалоба на постановление следователя не рассмотрена в 3-дневный срок, сооб-щил мне, что срок проверки продлён до 10 дней и что соответствующее уведомление в по-рядке той же статьи направлено мне по почте. Когда же я попытался узнать у Саранцева ис-ходящий номер такой корреспонденции, он предложил мне написать заявление, на которое пообещал ответить в течение 10 дней. До настоящего времени ко мне так это уведомление и не поступило.
       Я не думаю, что у нас почта настолько плохо работает, да и вся эта корреспонденция не из Москвы идёт, чтобы затеряться, дело тут совсем в другом.
       Просто чиновники отдела опеки, помятуя о том, что лучшее средство защиты это нападения, для того чтобы избежать уголовной ответственности, да и заодно добиться своей желанной цели - отстранить меня от опекунства, к которой они неустанно следуют с марта 2010 года, издеваясь надо мной и моей семьёй, неисполняя и создавая препятствия для исполнения решения суда, используя свои властные полномочия, придумали историю, по которой я нанес удар локтём по лицу несовершеннолетней Паскарь Татьяне, от которого она отлетела в стену, и при этом на девичьем лице не осталось следов от такого жестокого насилия, во всяком случае как заверил меня дознователь по данному делу спустя месяц после событий, многозначительно добавив, что «освидетельствования ПОКА не было». Даже не удивлюсь, что соответствующая справка появится в деле с нужной датой.
       Так вот в сравнении с моей жалобой этому лживому делу дан зелёный свет, уголовное дело возбуждено, расследование идёт семимильными шагами, уже пообещали 24 сентября 2010 года мне обвинительный акт вручить.
       Практически нет никаких сомнений, что я буду осужден за «причинение побоев Паскарь Т.» и стану уголовником, у которого беспрепятственно отнимут опекаемых детей, которые не знали нужды в моём доме в течении последних трёх лет, и которые для работников отдела опеки не больше чем бирюльки при сведении со мною счётов за то, что своей принципиальностью и заботой об опекаемых детях ущемил их самолюбие.
       Имея небольшую надежду на справедливый исход, прошу Вас взять под личный контроль все производства по данному делу, действия в связи с этим работников следственного отдела и милиции Хорольского района, провести проверку деятельности работников отдела опеки Хорольского района на предмет злоупотребления и превышения ими своими полномочиями, которые уже более года насилуют мою семью.
       С уважением.


    Просмотров: 1099 | Добавил: tree8life | Рейтинг: 0.0/0 | |



    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]
    МЕДВЕДЕВУ.РУ © 2019