Четверг, 24.08.2017, 07:58
МЕДВЕДЕВУ.РУ
Обращения Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Москва, Президенту...
Сайт открытых писем к Президенту РФ В.В. Путину
Всероссийский общественный форум
Регистрация открыта
[ Зарегистрироваться ]

Страница 1 из 11
Форум » Государство и общество » Правоохранительная система » Записка с неволи №6. (Судебный произвол.)
Записка с неволи №6.
НародоволецДата: Четверг, 09.05.2013, 21:40 | Сообщение # 1
Заглянувший
Группа: Проверенные
Сообщений: 1
Репутация: 0
Статус: Offline
Прошел
вот уже почти год, как я нахожусь,
как
говорят, в местах лишения свободы. Хочу
поделиться своими чувствами и мыслями



За
это время я переехал из СИЗО в исправительную
колонию. Понимаю, что большинству
интересны «жареные» факты о реалиях на
зоне, но таких я разочарую, здесь ни
слова об этом. Моя статья посвящена
тому, что твориться у нас в стране в
сфере законности и справедливости. О
том, как в массовом порядке попираются
права людей на законность, справедливость
и правосудие.


В
течении этого года я не переставал
бороться за свои права. Писал во многие
инстанции, даже уполномоченному
представителю по правам человека в
Российской Федерации В.П.Лукину, писал
жалобу в надзорную инстанцию. Но все
мои усилия тщетны.

На
данный момент я понимаю, что несмотря
на всю очевидность моей невиновности
в совершении преступления, предусмотренного
статьёй 111 ч. 1 УК РФ (умышленное причинение
тяжкого вреда здоровью) мне придется
отбыть весь срок наказания, все назначенные
мне два года.

И
это не смотря на то, что все допущенные
судьёй «ошибки» существенны и очевидны,
и находятся в самом приговоре. Для того
чтобы их увидеть надзорной инстанции
даже не надо запрашивать дело из суда.
Абсурдность, незаконность и несправедливость
приговора видна невооружённым взглядом.
Но все указанные мной нарушения,
допущенные судом, доказывающие
мою невиновность, надзорными инстанциями
объявляется «несущественными» без
всяких объяснений.

В
конце этой статьи я выложил сам приговор
и мою надзорную жалобу. Не нужно иметь
высшего юридического образования, чтобы
понять, что в отношении меня творится
самый настоящий судебный произвол.
Приговор никто не собирается отменять.
Доводы, изложенные в моей надзорной
жалобе даже не читаются, не то чтобы не
проверяются.

Абсолютно
понятно, что справедливости в этой
стране добиться невозможно. И таких
приговоров, как вынесен в отношении
меня, огромное количество. Их нелепость
и абсурдность очевидна. Но это норма в
нашей стране. Никто не будет их отменять.
Ведь тогда кто-то должен будет за всё
это ответить!

Я
не
буду здесь много писать о моей невиновности.
Каждый из Вас сам может прочитать мою
надзорку и приговор.

Мне
хотелось бы поделиться моими размышлениями
о том, что произошло в нашей стране с
«правосудием».

Когда
я читаю приговоры находящихся в местах
лишения свободы людей, попавших сюда,
у меня волосы на голове шевеляться.
Абсолютно безо всяких доказательств,
практически на ровном месте людей
обвиняют в совершении самых разных
преступлений и приговаривают иногда
просто к немыслимым срокам! Я человек
не впечатлительный. Но сердце просто
кровью обливается... А если ещё посмотреть
на то, кого собственно сажают...

А
сажают всё больше самых обычных людей,
абсолютно далёких от криминала. Таких
людей Вы каждый день видите в общественном
транспорте, магазинах, на работе... В
тюрьмах сидят обычные люди, которые
каждодневно окружают каждого из вас!

По
моим подсчёта, около 70% находящихся
здесь людей действительно невиновны,
об этом красноречиво говорят факты.
Вина их не доказана! А из оставшихся
около 70% вообще не должны были попасть
сюда ввиду незначительности совершенных
ими преступлений! Как Вам такой пример:
два года за два украденных кочана
капусты!

Из
доказанных преступлений большинство
именно таких.

А
подавляющее большинство находящихся
здесь людей имеют семьи, детей, любящих
жён, родителей. Многие из них имели планы
на будущее...

Тенденция
такова: вместо преступников в тюрьму
отправляют невиновных, тех кого легче
достать, преступники же остаются на
свободе! Как и в моём случае.


А
что в итоге! Концентрация преступных
элементов в обществе растёт: невиновные
люди отправляются в тюрьму, а преступники
вконец наглеют от чувства безнаказанности.

Но
зато уж очень красиво выглядит статистика!
Раскрываемость преступлений на высоте!
Многие
обычные парнишки, попавшие сюда без
вины, или за незначительные правонарушения,
или просто потому что оступились, выходят
отсюда с навязанной им государством
чувством собственной ущербности и
несостоятельности. Они уже не видят
себя полноценными членами нашего
общества. Зато они уже убедились в
лицемерности, беззаконности и жестокости
нашего «правосудия».

Эти
мальчишки, которые в честном и справедливом
обществе действительно равных возможностей
могли бы многого достичь (здесь много
талантливых людей), выходят отсюда уже
разделяющими идеи криминальной
субкультуры людьми.

Кому
и зачем это надо?

У
нас по государственной
(сильно
заглаженной) статистике заключенных
на душу населения в 9 раз больше, чем в
Японии! И это при учете того, что
профессионализм следователей близок
к нулю. (Моим делом занималась 23-х летняя
девочка, слабо знакомая с законодательством,
но хорошо умевшая выполнять распоряжения
вышестоящего начальства).

Статистика:
процент оправдательных приговоров у
нас в стране на данный момент 0,38%; при
Сталине было 10%; нормальный уровень
оправдательных приговоров в Европе
14-15% (так было у нас при Царе-Батушке, а
ещё так было в судах присяжных в середине
2000-ных, пока их не отменили). 0,38
% оправдательных приговоров!!!
И
это при таком-то низком качестве
следствия! По правде по справедливости
их должно быть не менее 90%! И так и было
бы, слушайся бы наши уголовные дела в
Европе.

А
в этой стране противозаконные и
несправедливые обвинительные приговоры
даже не отменяются!

Сотни
тысяч поломанных судеб, разлучённых
семей и осиротевших детей! Вот итог
деятельности наших судов! Плюс ухудшающаяся
криминогенная ситуация в стране.

Смотреть
на весь этот беспредел, особенно изнутри
застенков, нет никаких сил! Я ещё мог бы
понять Сталинские репрессии, там хоть
была какая-то цель, руками заключённых
ликвидировалась разруха после гражданской
войны, поднималась экономика (но все
таки 10% оправдательных приговоров).
То-же, что происходит теперь...

Так
в отношении населения ведут себя только
акупанты!

Вот
уже почти год я нахожусь в разлуке с
моей любимой женой, которая самоотверженно
борется за меня и ждёт. За всё время мне
предоставили только одно длительное
свидание с ней.

Если
честно, ощущение что я в тюрьме у меня
возникло задолго до того, как я попал
сюда. Ощущение несвободы в этой
многострадальной, погрязшей в коррупции
властьимущих стране преследовало меня
и раньше. Но только теперь я узрел воочию
весь ужас, массовость и обыденность
творящегося Зла!

Мне
предстоит еще год сидеть за то, что я
как честный нормальный мужчина сумел
защитить себя и свою жену от бандитов!
Но мне кажется, что было бы гуманнее,
если бы это государство расстреляло
меня, это было бы лучше, чем заставлять
меня наблюдать всю эту картину страданий,
несправедливости, жестокости и
бесчеловечности.

И
всё же я не могу заставить себя ненавидеть
это государство, именем которого
выносятся преступные приговоры! И вовсе
не потому, что у него есть какие-то
оправдывающие обстоятельства.

Эти
судьи, которые для меня явлются
олицетворением власти государства (как
и для любого гражданина любой страны),
просто не заслуживают ненависти. В этих
лицах власть показывает своё собственное
лицо: мелочное, мстительное, самодовольное,
парожонное пороком беспременной гордыни,
неумное, некомпетентное, безжалостное,
лишенное сострадания, несправедливое,
злобное и бесчеловечное.

Эта
власть (прежде всего судебная) вызывает
у меня чувство омерзения и глубочайшего
презрения.

Глухота
судей к приведенным мной в надзорной
жалобе доводам, граничит с безумием!
Невольно возникает вопрос: а имеют ли
рассматривающие мою надзорную жалобу
судьи, юридическое образование?

Я
просто отказываюсь жить в этой стране
с людьми, творящими такое со своим
собственным народом! Мне очень стыдно,
что эти люди-мои соотечественники!

Утешает
меня только то, что сижу я здесь не за
свои преступления перед людьми, а за
грехи перед Богом. Конечно, я не
безгрешен... Но безропотное перенесение
незаслуженных гонений и заключение в
темницу лучше многих благих дел помогает
искупить грехи перед Богом. А совесть
моя намного чище, чем у тех людей, которые
меня сюда посадили.

Я
люблю свой народ и свою Родину, но как
жить здесь дальше, я не знаю...
Во вложении наша надзорная жалоба
и приговор.

29.04.2013
Народоволец



melory_kir@mail.ru
К сообщению приложен договор (во вложении).Добавлено (09.05.2013, 21:40)
---------------------------------------------
Надзорная
жалоба.
Приговором Подольского
городского суда Московской области
1-238/12 (69918) от 11 мая 2012 года (судья Алмаева
Д.С.) я был признан виновным в совершении
преступления, предусмотренного ч.1
ст.111 УК РФ, и мне было
назначено наказание в виде лишения
свободы сроком на 2 (два) года с отбыванием
наказания в исправительной колонии
общего режима, срок наказания исчислен
с даты вынесения приговора 11.05.2012г..
Кассационным
определением судебной коллегии по
уголовным делам Московского областного
суда от 05 июля 2012 года приговор оставлен
без изменения, кассационные жалобы без
удовлетворения.
Постановлениями
Московского областного суда от 21 января
2013 года и 21 марта 2013 года мне было отказано
в возбуждении надзорного производства
в Президиуме Московского областного
суда.
С приговором,
кассационным определением, и последующими
решениями Президиума Московского
областного суда я не согласен, так как
приговор Подольского городского суда
Московской области от 11 мая 2012 года
вынесен с многочисленными нарушениями
уголовно-процессуального закона, а
также он нарушает мои конституционные
права.
Вот не опровергнутые
обстоятельства произошедшего:
10 сентября 2011 года
я на глазах моей жены подвергся нападению
со стороны трёх пьяных мужчин, Я.А., М.Д.
и Г.Д., которые заранее спланировали
нападение на меня из чувства мести. Я
вынужден был защищаться, так как под
угрозой была моя жизнь.
В результате, один
из нападавших получил колото-резаное
ранение. Угрозы для его жизни не было,
но его повреждение было квалифицировано
как тяжкий вред здоровью. Больше никто
из нападавших не пострадал.
Я же в результате
нападения на меня получил многочисленные
ушибы и ссадины лица и головы, а также
сотрясение головного мозга, что
подтверждено медицинскими документами,
имеющимися в деле, показаниями врачей
скорой медицинской помощи, прибывшими
на место происшествия, и двумя медицинскими
экспертизами о состоянии моего здоровья.
Данные факты
красноречиво доказывают, что я защищался,
и применил нож в целях самообороны.
Однако, эти три напавших на меня человека,
из желания уйти от ответственности за
содеянное, на суде заявили, что не били
меня, и что я, будучи в отличии от них,
трезвым, спокойным и мирным, молча и без
всяких причин напал на них! Они от меня,
по их словам, даже не отбивались, и
следовательно, никаких телесных
повреждений у меня быть не могло! Тем
не менее, наличие у меня повреждений, а
именно ушибов и ссадин в области лица
и головы подтверждается многочисленными
и бесспорными доказательствами.
Несмотря на столь
серьёзные противоречия, этого оказалось
достаточным, чтобы Подольский городской
суд Московской области признал меня
виновным в совершении преступления,
предусмотренного ст.111 ч.1 УК РФ и
приговорил к 2 (двум) годам лишения
свободы.
Данный приговор
Подольского городского суда Московской
области от 11 мая 2012 года вынесен с
многочисленными нарушениями норм
уголовно-процессуального права:
  • В приговоре налицо не соответствие выводов суда, изложенных
    в приговоре, фактическим обстоятельствам
    уголовного дела, и наличествуют основания
    для отмены или изменения приговора
    согласно ст.380 ч.ч. 1,2,3,4 УПК РФ.

    1) Выводы суда не
    подтверждаются доказательствами,
    рассмотренными в судебном заседании.

    В приговоре приведена
    краткая выдержка из показаний врача
    скорой медицинской помощи В.Т., прибывшей
    по вызову на место происшествия (4 стр.
    приговора), которая показала на суде:
    «У [Народовольца]
    на лице была ссадина, гематома окологлазной
    области, с какой стороны не помнит и
    припухлость на щеке»
    . В протоколе
    судебного заседания от 26 апреля 2012 года,
    стр.7, В.Т. продолжает: «Ссадины были
    свежие, поскольку их необходимо было
    обрабатывать перекисью водорода, также
    [Народоволец] жаловался на головокружение,
    ему была предложена госпитализация»
    .
    Также на суде были
    оглашены показания В.Т., которые она
    дала на стадии предварительного
    следствия. Данные её показания полностью
    совпали с тем, что она показала на суде,
    и подтвердили наличие у меня ушибов
    и ссадин на лице
    .

    В деле имеется карта
    вызова скорой медицинской помощи №1871,
    которая составляется врачами скорой
    медицинской помощи непосредственно по
    месту выезда (т.1 л.д.105-106). В графе «диагноз»
    данной карты имеется запись по факту
    осмотра меня врачами: «ЗЧМТ. Сотрясение
    головного мозга. Ушибы, гематомы скуловых
    костей, надбровной области слева, ссадина
    лобной области слева»
    . В графе
    «оказанная помощь» написано: «обработка
    ссадины 3% перекисью водорода»
    .
    На стр. 6 в приговоре
    приведены 2 заключения судмедэксперта
    о состоянии моего здоровья, которые
    были исследованы судом: от 27.09.2011 года
    за №614 и от 14.01.2012 года за №6/614. В выводах
    данных экспертиз указано, что у
    [Народовольца] (то есть у
    меня) установлены следующие телесные
    повреждения: ушибы и ссадины в области
    лица и головы
    , причинение повреждений
    10.09.2011 года не исключается.
    Однако вопреки всем
    этим красноречивым доказательствам,
    свидетельствующим о наличии у меня
    повреждений на лице, на стр.7 того же
    приговора, абзац 3, суд пришел к выводу,
    что «версия [Народовольца]
    и его защитника о применении ножа
    подсудимым в следствии защиты, поскольку
    тот был подвергнут избиению, не нашла
    своего подтверждения в ходе судебного
    следствия» поскольку потерпевший Я.А.,
    М.Д. и Г.Д. «показали в судебном заседании,
    что никто из них телесных повреждений
    [Народовольцу] не наносил»,
    «врачи скорой медицинской помощи
    также указывают лишь на наличие у
    [Народовол
    ьца]
    ссадины на лице»
    .
    Но как сказано выше
    (в
    тексте самого же приговора),
    на
    самом деле врачи скорой медицинской
    помощи обнаружили и зафиксировали у
    меня на лице множественные повреждения
    в виде ушибов и ссадин, а вовсе не одну
    лишь ссадину!
     На
    лицо не устранённые противоречия!

    Таким образом, выводы
    суда не подтверждаются доказательствами,
    рассмотренными в судебном заседании,
    что в соответствии со ст.380 ч.1 УПК РФ
    является основанием для отмены или
    изменения приговора.




  • Суд не учёл
    обстоятельства, которые могли существенно
    повлиять на выводы суда.
    Суд заслушал мои
    показания об избиении меня тремя пьяными
    мужчинами, Я.А., М.Д. и Г.Д., также суд
    заслушал показания моей жены, которая
    была очевидцем этих событий, и подтвердила
    факт избиения меня этими людьми. Суд
    безосновательно отверг данные
    доказательства, ставящие под сомнения
    мою виновность в совершении преступления,
    предусмотренного ст. 111 ч. 1 УК РФ.

    Но более
    того
    , в нарушение закона суд не учёл
    и не дал никакой оценки в приговоре
    другим неоспоримым доказательствам,
    которые были исследованы в суде,
    подтверждающим факт нанесения мне
    побоев, а именно:
    -показания врача
    скорой медицинской помощи В.Т., данные
    ей на суде;
    -показания врача
    скорой медицинской помощи В.Т., данные
    ей на стадии предварительного следствия;
    -2 заключения эксперта
    о клиническом обследовании [Народовольца]
    (то есть меня).
    Данные доказательства
    убедительно и однозначно доказывают
    факт причинения мне побоев, что полностью
    подтверждает мою версию об избиении
    меня. И опровергает версию
    обвинения.

    Тот факт, что суд
    полностью проигнорировал данные
    доказательства, является основанием
    для отмены или изменения приговора
    согласно ст.380 ч.2 УПК РФ.



  • При наличии
    противоречивых доказательств, имеющих
    существенное значение для выводов
    суда, в приговоре не указано, по каким
    основаниям суд принял одни из этих
    доказательств и отверг другие.
    При наличии неоспоримых
    перечисленных выше доказательств,
    подтверждающих факт избиения меня, и
    следовательно, мою версию о применении
    мной ножа в состоянии самообороны, суд
    безосновательно и безоговорочно поверил
    ничем не подтверждённым словам трёх
    напавших на меня пьяных мужчин, которые
    из желания уйти от ответственности за
    содеянное, заявили, что не били меня.
    При этом суд, вопреки
    требованиям закона не указал, по каким
    основаниям он отверг
    доказательства, подтверждающие мою
    версию об избиении меня, и поверил
    голословным утверждениям трёх напавших
    на меня пьяных мужчин, заявивших, вопреки
    фактам, что они не били меня.
    Согласно ст.380 ч.3
    УПК РФ данное нарушение,
    допущенное судом,
    также является
    основанием для отмены или изменения
    приговора.



  • Выводы суда, изложенные
    в приговоре, содержат существенные
    противоречия, которые повлияли на
    решение вопроса о моей виновности или
    невиновности, на правильность применения
    уголовного закона.
    Суд заслушал показания
    врача скорой медицинской помощи В.Т.,
    данные ей на суде и на
    стадии предварительного следствия;
    были заслушаны показания моей жены;
    также судом были исследованы 2 заключения
    эксперта о клиническом обследовании
    меня.
    Данные доказательства
    неопровержимо доказывают факт причинения
    мне побоев, и следовательно. доказывают
    мою версию об избиении меня, и опровергают
    версию обвинения, целиком и полностью
    построенную на голословных утверждениях
    напавших на меня трёх пьяных человек.
    Однако, по непонятной
    причине, суд почему-то отнёс данные
    доказательства к доказательствам,
    подтверждающим мою вину по ст.111 ч.1 УК
    РФ.
    При этом судом не
    объяснено, какие именно обстоятельства
    моей вины доказываются данными
    доказательствами! На самом деле все
    вышеперечисленные доказательства
    доказывают мою версию о применении мной
    ножа в следствии самообороны в соответствии
    со ст.37 УК РФ.
    Данные обстоятельства
    являются существенным противоречием,
    и согласно ст.380 ч.4 УПК РФ также являются
    бесспорным основанием считать приговор
    подлежащим пересмотру.
    Именно тот факт, что
    судом были проигнорированы бесспорные
    доказательства о наличии у меня побоев,
    извратил истину и перевернул всё с ног
    на голову! Я защищал жизнь и здоровье
    меня и моей жены от троих напавших на
    нас физически крепких мужчин (двое из
    которых нигде не работают), потерявших
    контроль над собой по причине сильного
    алкогольного опьянения!
    Как следует из ст.
    382 УПК РФ, суд неправильно применил
    уголовный закон!
    По совокупности
    всех рассмотренных судом доказательств,
    и учитывая ст. 14 УПК РФ (презумпция
    невиновности) ко мне должна была быть
    применена ст.37 УК РФ, исключающая
    уголовную ответственность за причинение
    вреда посягающему лицу в состоянии
    необходимой обороны, или уж по крайней
    мере ст.114 ч.1 УК РФ, предусматривающая
    уголовную ответственность при превышении
    пределов необходимой обороны.
    Но на этом список
    нарушений, допущенных судом не
    ограничивается.
  • В нарушении ст.75 УПК РФ в основу моего обвинения были
    положены недопустимые доказательства!

    Основой обвинения
    меня в совершении преступления,
    предусмотренного ст.111 ч.1 УК РФ является
    заключение эксперта от 27.09.2011 года за
    №612 о клиническом обследовании
    потерпевшего Я.А.. Согласно данному
    заключению эксперта, потерпевшему Я.А.
    был причинён тяжкий вред здоровью.
    В данном заключении
    эксперта сказано, что в распоряжение
    эксперта представлены: медицинская
    карта за № Х-18648 из МУЗ ПГКБ; рентгеннограмма
    за №26123 от 12.09.11г.. Все выводы эксперта
    сделаны на основании этих документов.
    Однако ни самих этих документов, ни
    протокола их выемки в уголовном деле
    не имеется.
    Согласно ст.86 ч.1 УПК
    РФ собирание доказательств осуществляется
    в ходе уголовного судопроизводства
    следователем путём производства
    следственных и иных процессуальных
    действий, предусмотренных настоящим
    Кодексом.
    Согласно порядку,
    установленному ст.183 УПК РФ, при
    необходимости изъятия определённых
    документов, имеющих значение для
    уголовного дела, и если точно известно,
    где и у кого они находятся, производится
    их выемка
    .
    На основании
    вышеуказанной статьи, до производства
    экспертизы в отношении потерпевшего
    Я.А. следователь должен был произвести
    выемку и изъять из ПГКБ медицинскую
    карту за №Х-18648 и рентгеннограмму за
    №26123 от 12.09.11г.. Но следователем этого
    не было сделано.
    Суд, в свою очередь,
    нарушил требования ст.87 УПК РФ, согласно
    которой проверка доказательств
    производится судом путём установления
    их источников. Также суд нарушил
    требования ст.88 УПК РФ, согласно которой
    каждое доказательство подлежит оценке
    с точки зрения относимости, допустимости,
    достоверности, а в случаях, указанных
    в части второй ст.75 УПК РФ суд признаёт
    доказательство недопустимым. Однако
    суд никаких действий для проверки данных
    доказательств не предпринял!
    Таким образом,
    результаты судмедэкспертизы, определившей
    нанесённый здоровью потерпевшего Я.А.
    вред как тяжкий, основаны на документах
    неустановленного происхождения,
    подлинность которых также не установлена,
    изъятых и переданных эксперту с нарушением
    норм уголовно-процессуального права.
    Согласно ст.89 УПК
    РФ в процессе доказывания запрещается
    использование результатов
    оперативно-розыскной деятельности,
    если они не отвечают требованиям,
    предъявляемым к доказательствам
    настоящим Кодексом.
    Согласно ст.75 УПК
    РФ доказательства, полученные с нарушением
    требований настоящего Кодекса, являются
    недопустимыми. Недопустимые доказательства
    не имеют юридической силы и не могут
    быть положены в основу обвинения, а
    также использоваться для доказывания
    любого из обстоятельств, предусмотренных
    ст.73 УПК РФ, в частности, характера и
    размера вреда, причинённого преступлением.
    Согласно ст.7 ч.3 УПК
    РФ нарушение норм настоящего Кодекса
    судом, следователем в ходе уголовного
    судопроизводства влечёт за собой
    признание недопустимыми полученных
    таким путём доказательств.
    Остаётся добавить,
    что следователь П.Ю. прекрасно знал о
    порядке, установленном ст. 183 УПК РФ, так
    как для производства судебно-медицинской
    экспертизы в отношении меня, произвёл
    выемку необходимых медицинских документов
    в точном соответствии с законом, что
    подтверждается имеющимся в уголовном
    деле постановлением о производстве
    выемки (т.1 л.д.61) и протоколом выемки
    (т.1 л.д.62).
    Таким образом,
    заключение эксперта о степени тяжести
    вреда, причинённого здоровью потерпевшего
    Я.А., положенное в основу моего обвинения,
    является недопустимым доказательством!
    И нет никаких законных оснований считать
    вред, причинённый здоровью Я.А. тяжким.
    Следовательно, и
    нет доказанного события преступления,
    предусмотренного ст.111 ч.1 УК РФ (причинение
    тяжкого вреда здоровью)!
    Согласно ст.381 ч.1
    УПК РФ и ст.382 ч.2 УПК РФ эти обстоятельства
    являются основанием для отмены или
    изменения приговора.

  • При назначении мне наказания, суд, в нарушение закона, учёл
    отягчающие обстоятельства, которые
    таковыми не являются.

    Определяя для меня
    меру наказания, суд учёл, что я «вину в
    совершении данного преступления не
    признал и не раскаялся в содеянном»
    (стр.7 приговора).
    Суд не мог учитывать
    это обстоятельство при назначении мне
    наказания, так как данное обстоятельство
    является выбранной мной стратегией
    защиты, что является моим неотъемлемым
    и законным правом, и никаким образом не
    может повлиять на размер наказания. Это
    обстоятельство даже не относится к
    событию преступления!
    Получается, что
    настаивая на всей очевидности моей
    невиновности в совершении преступления,
    предусмотренного ст.111 ч.1 УК РФ, я только
    добавил себе срок и добился реального
    срока, вместо условного, что предусмотрено
    ст.73 УК РФ, а также исключил применение
    ко мне положений ст.15 ч.6 УК РФ и ст.64 УК
    РФ, смягчающих наказание.
    Данные действия
    суда незаконны! Да и не честны, с учётом
    всех вышеизложенных фактов!
    В результате этой
    страшной судебной ошибки разлучена
    любящая семья, невиновный отбывает
    наказание, а истинные преступники
    наслаждаются безнаказанностью!
    Между тем нарушаются
    и мои права, закреплённые в Конституции
    Российской Федерации!

    В частности, нарушена
    ст.49 ч.3 Конституции РФ в которой сказано,
    что неустранимые сомнения в виновности
    лица толкуются в пользу обвиняемого.
    Согласно ст.50 ч.2
    Конституции РФ при осуществлении
    правосудия не допускается использование
    доказательств, полученных с нарушением
    федерального закона.
    Нарушается и моё
    право, закреплённое ст.50 ч.3 Конституции
    РФ: каждый осуждённый за преступление
    имеет право на пересмотр приговора
    вышестоящим судом в порядке, установленном
    федеральным законом.
    Для восстановления
    своих прав, законности и справедливости,
    я обращался с кассационной жалобой в
    судебную коллегию по уголовным делам
    Московского областного суда, а также
    подавал надзорные жалобы в Московский
    областной суд. Однако все мои доводы,
    касающиеся доказанного факта наличия
    у меня побоев, которые не учёл в приговоре
    суд первой инстанции, и связанная с этим
    судебная ошибка, которая привела к
    постановлению незаконного, необоснованного
    и несправедливого приговора, были
    полностью проигнорированы.
    Так в кассационном
    определении от 05 июля 2012 года нет ни
    слова по существу моей жалобы в той
    части, где говорится о том, что я находился
    в состоянии необходимой самообороны в
    момент происшествия, так как меня
    избивали Я.А., М.Д. и Г.Д. Данный
    факт подтверждается многочисленными
    медицинскими документами о состоянии
    моего здоровья после происшествия, 2
    медицинскими экспертизами, проведёнными
    в отношении меня и показаниями врачей
    скорой медицинской помощи, прибывшими
    по вызову ко мне, непосредственно после
    произошедшего. Побои, которые были
    зафиксированы у меня, были свежими, что
    врачи скорой медицинской помощи и
    подтвердили на суде.
    В данном
    кассационном определении, по сути лишь
    указывается, что доказательства,
    представленные суду, подтверждают факт
    наличия колото-резанной раны у потерпевшего
    Я.А., что никогда и не отрицалось ни одной
    из сторон судебного разбирательства.
    Однако кассационная коллегия по уголовным
    делам Московского областного суда не
    обратила внимания на тот факт, что
    обстоятельства ранения потерпевшего
    Я.А. вообще никак не были учтены в
    приговоре, хотя именно эти обстоятельства
    играют ключевую роль при квалификации
    преступления.
    Большинство
    доказательств, на которые ссылается в
    своём кассационном определении судебная
    коллегия Московского областного суда,
    и которые якобы опровергают мою версию
    об избиении меня, на самом деле как
    раз-таки доказывают мою версию
    произошедшего.
    Так, в
    акте добровольной выдачи (т.1 л.д.7) мной
    написано, что «этим ножом я отмахнулся
    от нападавших, а именно, соседа из
    квартиры №14 и его гостей, находившихся
    в состоянии алкогольного опьянения».
    Показания свидетелей [жены Народовольца]
    и врача скорой медицинской помощи В.Т.
    также свидетельствуют в мою пользу.
    Наличие
    же других доказательств, подтверждающих
    факт моего избиения, судебной коллегией
    Московского областного суда вообще
    полностью игнорируется. Так например,
    игнорируется наличие 2 заключений
    судмедэксперта в отношении моего
    здоровья, доказывающих факт наличия у
    меня многочисленных ушибов и ссадин на
    лице. Также игнорируется тот факт, что
    судом первой инстанции не дана оценка
    показаниям врача скорой медицинской
    помощи В.Т., а также наличию в деле
    многочисленных медицинских документов,
    подтверждающих факт наличия у меня
    побоев.
    По мнению
    судебной коллегии Московского областного
    суда факт моей вины в умышленном
    причинении тяжкого вреда здоровью
    потерпевшего доказан «последовательными
    и согласованными между собой» показаниями
    как раз тех людей, которые меня избивали,
    Я.А., М.Д. и Г.Д.. И это несмотря на то, что
    все они находились в состоянии сильного
    алкогольного опьянения в момент
    происшествия (в отличии от меня), и
    незадолго до данных трагических событий,
    во время употребления спиртных напитков
    эмоционально обсуждали конфликт
    недельной давности, произошедший за
    неделю до этого между мной и потерпевшим
    Я.А.. При этом в кассационном определении
    игнорируется и тот факт, что показания
    Я.А. , М.Д. и Г.Д. входят в противоречие с
    показаниями врача скорой медицинской
    помощи В.Т., данными ей на стадии
    предварительного следствия и на суде,
    двумя исследованными судом заключениями
    судмедэксперта о наличии у меня
    многочисленных свежих ушибов и ссадин
    на лице, а также имеющимися в деле
    медицинскими документами, подтверждающими
    наличие у меня побоев и поставленный
    нейрохирургом диагноз: ЗЧМТ, сотрясение
    головного мозга. Кроме того, имеются
    многочисленные и существенные противоречия
    в показаниях, данных потерпевшим Я.А.,
    М.Д. и Г.Д. на стадии предварительного
    следствия и на суде.
    Вопреки
    фактам, в данном кассационном определении
    утверждается, что показания Я.А., М.Д. и
    Г.Д. подтверждаются материалами дела.
    На самом же деле, показания Я.А., М.Д. и
    Г.Д. в том что они меня не били, являются
    голословными и вообще ничем не
    подтверждаются! Как раз напротив, данные
    ими показания входят в противоречие с
    материалами дела! И эти противоречия
    не устранены!
    В
    кассационном определении также в
    качестве доказательств моей вины
    фигурируют заключения судебно-медицинского
    эксперта в отношении потерпевшего (во
    множественном числе), на самом деле их
    всего одно. Два других были сделаны в
    отношении меня. Также в качестве
    доказательства моей вины в кассационном
    определении указывается карта вызова
    скорой медицинской помощи потерпевшему.
    Но точно такой же документ имеется и в
    отношении меня (т.1 л.д.105-106). Но кассационной
    инстанцией он также проигнорирован.
    Всё это
    говорит о поверхностном изучении
    кассационной инстанцией моих доводов,
    изложенных в жалобе и самих материалов
    дела.
    В итоге,
    факт наличия у меня побоев полностью
    проигнорирован кассационной инстанцией!
    Равно как и все мои доводы и доказательства,
    касающиеся причинения мне побоев.
    Постановление
    об отказе в удовлетворении надзорной
    жалобы от 21 января 2013 года практически
    полностью повторяет приговор и
    кассационное определение, с небольшими
    отличиями.
    Так, в
    данном постановлении сказано, что суд
    дал надлежащую оценку всем имеющимся
    в деле доказательствам. Однако на самом
    деле суд в приговоре не дал никакой
    оценки ни 2 заключениям судмедэксперта
    о наличии у меня многочисленных ушибов
    и ссадин на лице, ни показаниям свидетеля
    ВТ., данным ей в ходе предварительного
    следствия и на суде, как того требуют
    ст.87, 88 УПК РФ. Также в приговоре не
    приведены мотивы, по которым судом
    отвергнуты вышеизложенные доказательства,
    как того требует ст.307 ч.2 УПК РФ.
    Да,
    вышеперечисленные доказательства
    приведены в приговоре, причём почему-то
    как доказательства, доказывающие мою
    вину в совершении преступления,
    предусмотренного ст.111 ч.1 УК РФ, хотя
    они как раз доказывают мою невиновность
    в совершении данного преступления, так
    как согласно данным доказательствам
    меня избивали, и я находился в состоянии
    необходимо обороны, согласно ст.37 УК
    РФ. Но после того как данные доказательства
    были указаны в приговоре, суд полностью
    забыл о них, ни дав им никакой оценки и
    не приведя мотивов, по которым он принял
    одни и отверг иные доказательства.
    Суд даже
    извратил факты, вопреки доказанного и
    очевидного указав в приговоре, что врачи
    скорой медицинской помощи обнаружили
    у меня одну лишь ссадину на лбу! Но и
    этот факт также в постановлении об
    отказе в удовлетворении надзорной
    жалобы от 21 января 2013 года оставлен без
    внимания.
    Ссылка
    же на то, что я изначально имел умысел
    на причинение вреда здоровью потерпевшего,
    поскольку, выходя из квартиры взял с
    собой нож, является несостоятельной,
    так как согласно ст.14 ч.4 УПК РФ
    доказательства вины не могут основываться
    на предположениях. Я нигде не заявлял,
    что имел умысел на причинение вреда
    потерпевшему! Напротив, я говорил, что
    взял с собой нож из страха и по привычке,
    так как всегда ношу его с собой! Более
    того, для квалификации преступления
    важно не то, какой я имел изначально
    умысел, когда брал с собой нож (тем более
    что данный вывод суда основан на
    предположении) а то, в какой ситуации я
    его применил!
    А
    совокупность всех имеющихся в деле
    доказательств как раз доказывает, что
    в момент, когда я применил нож, меня
    избивали трое пьяных мужчин в отместку
    за конфликт недельной давности!
    Однако
    на данный момент все доказательства,
    свидетельствующие о моей невиновности
    в совершении преступления, предусмотренного
    ст.111 ч.1 УК РФ всеми судебными инстанциями
    Московского областного суда были
    полностью проигнорированы или объявлены
    «несущественными».
    Приговор
    никак нельзя назвать справедливым и
    обоснованным! Я несу наказание совсем
    не за то преступление, которое
    Прикрепления: 0377024.doc(138Kb)


    Сообщение отредактировал Народоволец - Четверг, 09.05.2013, 21:42
  •  
    БолдецовДата: Пятница, 10.05.2013, 22:14 | Сообщение # 2
    Президент
    Группа: Проверенные
    Сообщений: 3935
    Репутация: 1
    Статус: Offline
    Эх,мил человек...
    Зря бумагу переводишь.
    То,что было на самом деле сейчас никто установить не в силах...
    2 года срок небольшой.
    Одним словом - много говоришь...


    Для чего говорю,сам не знаю
    Гул толпы,от людских голосов
    Я слова,как окурки,бросаю
    Свою душу закрыв,на засов
     
    Форум » Государство и общество » Правоохранительная система » Записка с неволи №6. (Судебный произвол.)
    Страница 1 из 11
    Поиск:


    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100